Майор Вихрь не сдается
«Российская газета», 09.02.2017

Автор Николай Долгополов

Легендарному разведчику-нелегалу, Герою России Алексею Николаевичу Ботяну исполнилось 100 лет

Алексей Николаевич Ботян - один из прототипов киношного майора Вихря - был всего лишь лейтенантом, когда со своим отрядом спас польский Краков. Немцы готовились взорвать город, но 28 бойцов "партизана Алеши", как звали Ботяна поляки, предотвратили взрыв. Его даже представили к званию Героя Советского Союза, но как-то не получилось. Наверно, и потому, что с точки зрения суровых кадровиков молоденький паренек - подчиненный генерала НКВД Судоплатова вербовал совсем не тех. Да и биография Алексея вызывала сомнения, уж очень нетипична для разведчика.

Когда Ботяну исполнилось 90, с него частично сняли гриф?секретности. Фото: Сергей Куксин

Его отец жил сначала в Германии, а потом в Аргентине. А еще осенью 1939-го Алексей служил зенитчиком в недружественной нам в тот год польской армии. Уже тогда отличался поразительной меткостью. Артиллеристский расчет наводчика Ботяна сбил три немецких "Юнкерса". А потом юного унтер-офицера взяла в плен Красная армия, занявшая, было и такое, часть территории Польши. Всего две недели в лагере, но ведь отсидел. И сбежал прямо из поезда, перевозившего польских военнопленных: выпрыгнул на полном ходу из вагона. Но где объявился - в советской Белоруссии. Здесь, как полагаю, и привлек внимание чекистов, понимавших: скоро нам воевать против Гитлера. Иначе чем объяснить, что в 1941-м учителя младших классов Алешу Ботяна отправили в специализированную школу НКГБ в Москве, где старательный белорус выделялся на фоне товарищей меткой стрельбой и серьезным отношением к любимому предмету - разведывательно-диверсионной подготовке. Но учеба быстро завершилась, и с началом войны его перевели в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения ОМСБОН.

А потом обычная судьба разведчика: боевые задания на оккупированных немцами территориях Белоруссии и Украины, а затем Польши и Чехословакии. Его представили к званию Героя за взорванный штаб гитлеровцев, в котором собрались фашистские специалисты по борьбе с партизанами. Потом за спасенный Краков, но и что-то не срасталось. К примеру, в Польше он находил общий язык не только с коммунистами, но и с начальниками боевых отрядов Армии Крайовой, подчинявшейся польскому правительству в Лондоне, на которое в Москве смотрели косо, ох как косо. Хорошо, что молодой лейтенант был так умен и дипломатичен. Но чем брал людей, записанных высшим советским руководством в чужие пособники? Или, как, к примеру, удавалось проникать на крупные транспортные узлы не по-пластунски, а в полном обмундировании польского железнодорожника? После таких его "визитов" на воздух взлетали крупные станции, забитые немецкой техникой. Знал языки, и в зависимости от обстоятельств белорус из деревни Чертовичи выдавал себя за поляка, украинца, русского, затем и чеха... По суровым боевым канонам, офицеру-диверсанту, заброшенному с боевой задачей в тыл врага после месяца подготовки, отпущен месяц жизни. Ботян же прошел всю войну без единого ранения, с одной лишь царапиной от немецкой пули, задевшей висок. Любит и с полным основанием повторять: "Какой же я везучий". Не отмечать подвиги настоящего Героя было никак нельзя, и его дважды поощряли боевыми орденами Красного Знамени.

Чувствуете, какая получилась коллизия? Диверсант-снайпер превращался в разведчика. Это стало ясно и руководителям Ботяна. И диверсант Алексей Ботян на долгие годы исчез, став, по всей видимости, разведчиком-нелегалом. Эти длинные странички из биографии Алексея Николаевича не рассекречены. Ну, а если строить догадки, то почему бы не предположить, что он мог работать где-то в Восточной Европе или западнее ее. Может, в ФРГ? Судя по полученным наградам, деятельность Ботяна там была успешна. По крайней мере известно, что после войны он закончил в зарубежье машиностроительный техникум и устроился инженером на очень интересовавшие советскую разведку урановые рудники в Судетах. Но и оттуда Лео Дворжак, он же Ботян, уехал куда-то подальше от родной земли. Его сопровождала симпатичная чешка - Галина, разрешение на бракосочетание с которой было дано строгим начальством Ботяна не сразу. Но, как выяснилось, в Центре беспокоились зря. Только очутившись в Москве, пани Дворжак и дочь Ирина с удивлением узнали, чем на самом деле занимался их муж и отец. Вот такая конспирация.

А высшая справедливость восторжествовала спустя 57 годков после окончания войны. В 2007м указом N 614 президента Путина Ботяну Алексею Николаевичу было присвоено звание Героя России. Но, обратите внимание, за подвиги, совершенные в Великую Отечественную. До остальных мы пока не добрались. Однако в 90 лет Алексею Николаевичу разрешили общаться и с журналистами. Он с удовольствием рассказывает о военных операциях. И - точка.

Ботян в отставке. Не раз видел его раздумывающим над ходом за шахматной доской. Однажды молодые коллеги "майора Вихря" по Службе внешней разведки пригласили его на стрельбище. И Алексей Николаевич, в ту пору уже перешагнувший 95-летний рубеж, выбил из пистолета 29 из 30 - лучший результат. Играл в волейбол, путешествовал, встречался с подрастающим поколением, позировал художнику Шилову для удавшегося портрета... Поближе к столетию здоровье дало понятный сбой: полковник пересел в коляску. И вдруг преображение. Снова встал. Да, сегодня не до любимого волейбола, но ходит, общается, переставляет шахматные фигуры... "Майор Вихрь", он же полковник Алексей Ботян, не сдается.

 

Майор Вихрь не сдается , Автор Николай Долгополов, «Российская газета», 09.02.2017