Возвращение генерала Фитина

Издательство «Молодая гвардия» сообщило, что в конце апреля, в преддверии 70-летия Великой Победы, в серии «Жизнь замечательных людей» выйдет в свет книга «Фитин» – биография начальника советской внешней разведки в годы Великой Отечественной войны. Книгу эту без всяких натяжек можно назвать открытием: хотя генерал-лейтенант Павел Михайлович Фитин руководил разведкой НКВД – НКГБ СССР с 1939 по 1946 год, о нём нашим соотечественникам не известно практически ничего. Автор книги – Александр БОНДАРЕНКО.

– Александр Юльевич, почему о Фитине заговорили только сейчас?

– Причин несколько. Начнём с того, что принадлежность человека к разведке обычно не афишируется, и это вполне объяснимо. Потом, к сожалению, получилось так, что служебная карьера Павла Михайловича оборвалась совершенно неожиданно, и он, ни в чём совершенно невиноватый, был в 1953 году уволен в отставку генерал-лейтенантом, без пенсии. А про таких людей, пусть даже напрасно обиженных, у нас вспоминать не любят. Ну и вообще мы с удивительной лёгкостью забываем собственных героев…

– Герой вашей книги не был Героем Советского Союза?

– Разведчиков при Сталине награждали очень скупо. По окончании войны генерал Фитин имел всего лишь три ордена: два Красного Знамени (один – довоенный) и Красную Звезду. Между тем под его руководством были проведены совершенно уникальные операции, изменившие не только ход войны, но, возможно, и течение мировой истории.

– В общих чертах расскажите о его биографии.

– Это совсем не сложно. Родился он в конце декабря 1907 года в Зауралье, в селе Ожогино. Активно участвовал в комсомольской и партийной работе, окончил Тимирязевскую сельхозакадемию в Москве, получил назначение в Сельхозгиз – сельскохозяйственное издательство, где вскоре дорос до должности заместителя главного редактора. Ещё и в армии год отслужил. Весной 1938 года его зачислили в кадры НКВД, он окончил Центральную школу, получил направление в разведку и 13 мая 1939 года был назначен её начальником…

– После года, включавшего и учёбу, и службу, сразу же начальником?

– Именно так. Как и почему это было – я рассказываю достаточно подробно в книге. Времена были такие! Это я и постарался объяснить читателю.

– А что было дальше?

– Очень много важного. Но эти события не только частично скрыты завесой секретности, но и изрядно искажены разного рода мифами и легендами. Одной из своих задач как автора биографической книги я посчитал разоблачение этих легенд.

– На основании каких документов и материалов написана ваша книга?

– Огромную помощь в работе над книгой мне оказали Сергей Николаевич Иванов, руководитель Пресс-бюро Службы внешней разведки, и его сотрудники. Мне были переданы уникальные рассекреченные документы из Архива СВР и Центрального архива ФСБ России, которые будут введены в научный оборот именно в этой биографической книге. Удалось повстречаться с людьми, работавшими или общавшимися с Павлом Михайловичем, – их было немного, но всё-таки. Очень помогли сотрудники и ветераны внешней разведки, – скажем так, кое-что растолковавшие. Ну и в литературе, в мемуарах кое-какая информация была найдена…

– А вам не довелось встречаться с родственниками героя вашей книги?

– Вот это и явилось особенной моей удачей! Как раз сейчас творческая группа телеканала «Россия 1» заканчивает работу над документальным фильмом, посвящённым судьбе Фитина, и меня пригласили в нём участвовать. Ещё осенью, вместе со съёмочной группой мы летали на Урал, где я познакомился с внуком Павла Михайловича – Андреем Анатольевичем Фитиным, приехавшим из Петербурга. С Андреем у нас установился не только деловой, но и дружеский контакт, и это очень помогло мне в работе над книгой. Фильм будет показан на телеканале «Россия 1» в канун Дня Победы. Зрители увидят некоторые уникальные кадры, но рассказывать пока не буду.

– Вы говорили о разоблачении мифов… Прежде всего, откуда эти мифы берутся?

– Во-первых, от незнания. Во-вторых, от недобросовестности. Можно и ещё продолжить... Вот посмотрите, недавно в одном уважаемом журнале я с изумлением увидел якобы документ – «представление на награждение» Павла Михайловича орденом Красного Знамени от ноября 1944 года: «Тов. Фитин П.М. возглавляет внешнюю разведку страны с 1939 года. Все пять лет он самостоятельно, оперативно и качественно решал многие вопросы разведывательной деятельности. С января по июнь 1941 года лично направил товарищу Сталину свыше ста разведдонесений о подготовке Германии к нападению на Советский Союз…»

– Не направлял донесений?

– Направлял! Вот только кто бы в 1944 году стал напоминать об этом факте Иосифу Виссарионовичу?! Это всё равно что напрямую сказать вождю: «Мол, предупреждали тебя, а ты прощёлкал…» Нет, в госбезопасности самоубийцы не работали… Фальшивка, а не документ! Мы до сих пор руководствуемся старыми идеологическими клише, зачастую даже оперируем оценками хрущёвского времени! Никита Сергеевич старательно отмежёвывался от сталинской «команды», давшей ему путёвку в большую политику. Именно с подачи Хрущёва мы воспринимаем этих людей буквально как сборище злодеев и недоумков. Да, были и злодейства, и глупости, – а у какой власти их нет? Но не нужно всё и всех рисовать только чёрным цветом!

– Вы конкретно о ком?

– Прежде всего о Лаврентии Павловиче Берии. Он здорово навредил разведке и разведчикам по целому ряду вопросов, но ведь и пользы он принёс немало! В частности, в реализации «атомного проекта»… Но наша устоявшаяся традиция откровенно лишает его этой заслуги. В одном, фактически официальном, источнике сказано, что, когда осенью 1941 года в Москву из Лондона пришло сообщение о заседании тамошнего Уранового комитета, наметившего перспективы работы по ядерной тематике, «данные были доложены Л. Берии, который отверг их как дезинформацию». Но далее, написано в том же источнике, он распорядился направить полученные сведения на экспертизу в 4-й спецотдел НКВД – крупный ведомственный научно-исследовательский центр.

– Получается, что не отверг, а направил на проверку…

– Конечно! Он же не был физиком-ядерщиком, чтобы самому сразу во всём разобраться. А если бы он на самом деле отверг, материал был бы подшит в папку и забыт… Впрочем, в марте 1942 года Лаврентий Павлович на стал подписывать спецсообщение Сталину как председателю Госкомитета Обороны СССР. Оно было подготовлено Фитиным, в нём шла речь о реальной перспективе создания нашими союзниками атомного оружия и предлагалось образовать при ГКО научно-консультативный совет для координации работ.

– И вся наша работа по атомному проекту после этого остановилась?

– Нет, учёные-атомщики вдруг стали бомбардировать товарища Сталина письмами, и в конце концов в сентябре 1942 года Верховный провёл совещание, на которое были приглашены академики Иоффе, Семёнов, Хлопин и Капица. С этого и началась наша активная работа по «атомному проекту».

– А что Берия?

– Если верить официальной версии, он взял то мартовское сообщение разведки и 6 октября 1942 года представил его вождю. Работа над нашим «атомным проектом» пошла полным ходом.

– Как-то сомнительно выглядит. Учёные с подачи Фитина «обходят» всесильного главу советской спецслужбы…

– В книге я предлагаю свой вариант произошедшего – его я обсуждал с теми людьми, которых можно назвать «асами разведки», и возражений не последовало.

– Но мы всё же несколько удалились от героя вашей книги…

– Разве? За всем тем, что делала разведка в годы Великой Отечественной войны, стоял её руководитель. Вот только говорить о том, что он делал конкретно, очень и очень сложно. Как, впрочем, рассказывать о работе любого руководителя высокого ранга. Мне хотелось показать его как человека, как личность. Человек это был очень незаурядный! Он прекрасно разбирался в людях, доверял им, не боялся ответственности, не боялся говорить правду, что порой было довольно опасным делом…

– Можно ли сказать, что в своей книге вы раскрыли все тайны Павла Фитина?

– Наоборот! Я увеличил их количество – тех самых «нераскрытых тайн». Конечно, ряд «неизвестных страниц» удалось открыть. Но из личного дела Фитина я, например, узнал, что он, руководитель советской разведки, в мае – июне 1940 года побывал (как понимаю, не под своим именем) в гитлеровской Германии. Причём я доказываю, что гестапо знало об этом визите…

У Окуджавы есть прекрасная песня «Я пишу исторический роман». Там есть такие слова: «В путь героев снаряжал, наводил о прошлом справки и поручиком в отставке сам себя воображал». Мне в данном случае пришлось «влезть в шкуру» начальника внешней разведки – удивительного человека, который в тридцать один год возглавил службу.

– Как сложилась его дальнейшая судьба?

– Опять-таки не совсем так, как принято считать, – мол, Берия с ним свёл счёты, Хрущёв его добил… Нет, всё было сложнее и, как мне кажется, драматичнее, хотя и не так трагично, как могло бы быть. К сожалению, жизнь Павла Михайловича оказалась довольно коротка – он нескольких дней не дожил до 64 лет.

– Спасибо, Александр Юльевич, ждём появления вашей новой работы в книжных магазинах.

 

Возвращение генерала Фитина, Мария ТОМИЛЕНКО, "Красная звезда", 01.04.2015