Памятник легендарному разведчику Геворку Вартаняну открылся в Москве
Российская газета, 24.10.2012

Николай ДОЛГОПОЛОВ

Геворк Андреевич Вартанян скончался 10 января 2012 г. на 88–м году жизни, его стаж работы в разведке — 121 год. Так бывает, когда разведчик работает в особых условиях — в нелегальной разведке год идет иногда не только за два. Единственный известный подвиг Вартаняна и его ныне здравствующей жены Гоар Левоновны — предотвращение покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля во время Тегеранской конференции 1943 года.

Однако звание Героя было присвоено ему не за это. Рассказывают, что совершенное нелегальным дуэтом Вартанянов в более чем восьми десятках стран столь многообразно и всеобъемлюще, что никогда не будет рассекречено. Об этом же говорили на открытии памятника Вартаняну его товарищи по нелегальной разведке. Их негромким речам, в разведке вообще не принято повышать голос, внимало множество людей, пришедших на Троекуровское кладбище. Все они из одной службы и всем им понятны слова Вартаняна, высеченные на камне: "И если можно было бы начать все сначала, я выбрал бы именно этот трудный путь". Пришло на кладбище и немалое число представителей армянской диаспоры.

А сам Геворк Андреевич Вартанян стоял во весь свой немалый рост с геройской звездочкой и прислушивался к речам хорошо знакомых сподвижников, даже фамилии которых пока никак нельзя называть.

Впрочем, одну можно и нужно. Андрей Николаевич Ковальчук — скульптор, председатель Союза Художников России, народный художник России и к тому же обаятельный и исключительно тонко чувствующий и тактичный человек. Мы встречались с ним еще несколько месяцев назад на просмотре первых эскизов. Андрей Николаевич сумел понять пожелания Гоар Левоновны и родственников, выслушать мнение великого нелегала — друга Геворка Андреевича и призвать свои талант и воображение. И потому памятник понравился всем. Похож — не то слово. Особенно взгляд. Я смотрел на Геворка Андреевича глаза в глаза.

Осмеливаюсь считать Вартаняна не только героем своих статей, книг и фильмов. Мне посчастливилось первым написать о нем и Гоар Левоновне, бывать у них дома, общаться. Он давал оптимизм и веру. Да, было некое чувство, некая магия. И сейчас мне казалось, что Вартанян нас слышит.

Но главное в ином: надо чтобы мы помнили и слышали его, Геворка Вартаняна.