ПОЛКОВНИК ВЕРЕН СУДЬБЕ

Российская газета, Москва, 09.02.2009

Сергей МАСЛОВ

В "РГ" состоялся пресс-показ фильма о легендарном разведчике Герое России Алексее Ботяне

В кинозале среди нас, журналистов, присутствовал разведчик Герой России Алексей Николаевич Ботян — человек, дождавшийся высшей награды Родины через десятилетия после подвига. Лента, которую создал Первый канал, называется "Счастье полковника Ботяна".

В зал вернулся свет. После показа, во время пресс-конференции, двух человек усадили на сцене рядом: 92-летнего, убеленного сединой разведчика (который — и это всех приводит в счастливое недоумение и восторг — отнюдь не похож на дряхлеющего старца: раскатывает летом на велосипеде, а зимой - завсегдатай спортзала, где с друзьями играет в волейбол, крутит педали домашнего велотренажера) и возле ветерана — молодого популярного актера Александра Олешко, исполнителя заглавной роли в только что продемонстрированной краткой версии фильма. (Полностью фильм будет показан по Первому каналу в день рождения Алексея Николаевича — 10 февраля, в прайм-тайм — 22.30.)

Я смотрел фильм и не мог оторваться от экрана. Мне казалось, что я знал о Ботяне все — от него самого. Виделось, что меня уже ничем не удивишь. В конце концов, именно мне посчастливилось первым рассказать об Алексее Николаевиче в российской прессе и тогда же поставить вопрос: получит ли Звезду Героя представленный к ней дважды?

Но после просмотра фильма меня словно оторопь взяла. Как это у телевизионщиков получается — обойти "на повороте" авторов печатных СМИ и сделать свою, куда более интересную версию? Меня не покидала мысль: как главному режиссеру проекта Александру Иванкину удалось сделать блестящий фильм, жанр которого, согласно российской классификации, вообще не поддается определению.

Фильм, заявленный для пресс-показа как художественно-публицистический, абсолютно ничего не обещал публике. Слишком много голой публицистики в прозрачной художественной одежке мы насмотрелись. Назвать фильм документально-игровым было тоже довольно рискованно — несколько фотографий самого Алексея Ботяна, давно уже известных широкому кругу исследователей истории российской разведки, фильм не могли спасти, если бы не сам Алексей Николаевич. Он был гарантом истины снятой ленты. И он своими ответами на пресс-конференции отстоял собственное право на истину, когда его попытался спровоцировать польский журналист.

Все мои "размышлизмы" относительно жанра фильма развеял на пресс-конференции главный режиссер Александр Иванкин. Отвечая на вопрос "РГ", он обозначил фильм как документальная драма. Жанр, все более завоевывающий симпатии зрителей. Подумайте только, что Иванкин снимал бы настоящий сериал. (Материала на игровую картину из нескольких частей хватило бы с избытком. Но ведь от далекого прошлого Ботяна осталась лишь пара снимков — попробуйте сделать из этого фон для происходящего в кадре. Естественно, что за разведчиками-диверсантами никто не таскал кинокамеру, команду осветителей и продюсеров.)

А я своим нескромным оком все сличал и сличал. На сцене рядом сидели две абсолютные копии. Боевая юность Ботяна и его дальнейшая жизнь разведчика сошлись в одном кадре. В одном объятии Ботян и Олешко сошлись. Не сиамские близнецы, но разделить их в тот момент мог, наверное, только господь Бог.

Еще до показа и пресс-конференции актер Александр Олешко поделился со мной мыслями о фильме и о своей работе.

 — Для меня это совершенно особая история. Ежегодно, 9 Мая, у меня ком к горлу подступает, слезы наворачиваются на глаза. И это при том, что никто из моих родственников не воевал в минувшую войну. Но я осознаю свой гражданский долг — можно, конечно, спорить: в полной мере или нет. Другим, наверное, виднее. Но мое участие в фильме было как раз не показным, а подлинным патриотизмом. А что касается людей вроде Алексея Николаевича Ботяна, то я бы только молился об их вечном присутствии в нашем мироздании. Они должны корректировать поступки людей с точки зрения нравственности. Они имеют на это право.

Вы знаете, у меня есть крестник четырех лет. Я его в День Победы регулярно приношу в сквер у Большого театра, чтобы ветераны подержали его на руках. Поймите, насколько это все для меня важно.

Естественно, я не мог не поговорить с полковником Ботяном. Кажется, уже тысячу раз беседовали, но никогда тему, заявленную в названии фильма - "Счастье полковника Ботяна", не затрагивали. Время пришло. Что такое счастье, спросил я Алексея Николаевича. И был немало потрясен его простым и ясным ответом на вопрос.

 — Вы знаете, я и не думал, что у фильма будет такое название. Но ответ на ваш вопрос — очень простой, хотя и философский — у меня есть. Главное — что я в этом кровавом месиве выжил. "Жив-здоров — что еще разведчику нужно?". Поэтому я и не пеняю на судьбу. А главное — с семьей все в порядке.