ЕЕ ЗВАЛИ ЖАННОЙ...
Деловой вторник, Москва, 27.02.2007

Игорь ЕЛКОВ.

ВМЕСТЕ С МУЖЕМ, ТОЖЕ РАЗВЕДЧИКОМ, ГАЛИНА ФЕДОРОВА СТАЛА ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ НАТО

О том, какими судьбами Галина Маркина оказалась во внешней разведке, сама она вспоминает с обескураживающей простотой: "По комсомольской путевке". Будущая головная боль многих контрразведок НАТО родилась на Волге, в Саратове. Комсомол дал путевку после того, как она, технический секретарь сельхозотдела Наркомфина и студентка вечернего факультета Московского высшего технического училища имени Баумана, приняла приглашение органов госбезопасности. Было это в январе 1939-го.

 — В декабре 1941 года, когда немцы рвались к Москве, я попросилась в управление Судоплатова, — рассказывает Галина Ивановна. — Начальству сказала: хочу защищать Москву. Написала рапорт. Взяли. Попала в группу особого назначения, зачислили в качестве связной.

В это время ее будущий муж Михаил Федоров в составе разведывательно-диверсионных групп работал в тылу противника. Разведотдел штаба Западного фронта, где служил Федоров, не только собирал информацию, но и формировал партизанские отряды, планировал и лично участвовал в проведении диверсий в тылу врага.

В биографии Галины Ивановны есть период, относящийся к, мягко говоря, не самым исследованным страницам истории. Речь идет о создании польской армии на территории СССР.

Все проходило под контролем НКВД. Курировал поляков заместитель уполномоченного Генштаба по делам иностранных военных формирований майор госбезопасности Г.С. Жуков. Командующим польской армией был назначен генерал Андерс.

Рассказывает Галина Ивановна:

 — Руководителем нашей группы особого назначения был Георгий Сергеевич Жуков. Когда организовали так называемый "польский отдел", Жукова назначили его начальником. Он перевел меня в этот отдел в качестве секретаря. Мы занимались организацией польской армии на территории Советского Союза. Интересный факт: Сталин вызывает к себе Жукова и генерала Андерса, который должен был возглавить создающуюся польскую армию. Берия представляет Сталину Жукова: майор госбезопасности. Сталин уточняет: "Не майор, а генерал-майор. Не может майор работать с генералом польской армии".

Трудно поверить, но все так и было. Я, как секретарь, провожала его к Сталину майором. Возвращается, идет по коридору и посвистывает. Открывает дверь, руку под козырек: "Генерал-майор Жуков прибыл в ваше распоряжение!" Мы вскочили и вытянулись — генерал же перед нами. Я ведь тогда лейтенантом была.

Не все воспоминания относятся к категории курьезных.

 — Однажды судьба свела меня с Берией, — продолжает Галина Ивановна. — Дело было поздним вечером. Звонит мне Жуков: "Галя, я выезжаю в Коминтерн". Телефон для связи не оставил. Минут через 40 — звонок по "вертушке". Беру трубку. "Говорит Берия. Где Жуков?" Отвечаю, что уехал. "Немедленно разыскать, пусть позвонит в приемную Сталина!"

Я всех подключила, позвонила и в Коминтерн, сообщила "наружке", чтоб срочно нашли. Тут опять звонит "вертушка", на проводе Берия: "Нашли Жукова?" Говорю, что ищем. С сильным таким акцентом: "Так вот, дэвушка, если через пять минут он не позвонит Сталину, я тебя повэшу". И бросает трубку.

Опять обзваниваю всех, ищу, меня пытаются успокоить. Жду, состояние словами трудно передать. Берия был очень суровый человек.

Через некоторое время возвращается Жуков. Пришел, собрал документы, уехал. Возвращается, подходит ко мне и говорит: "Галя, Берия просил передать, что он тебя не повесит".

Галина Ивановна (оперативный псевдоним Жанна) и Михаил Владимирович (Сеп) встретились и поженились вскоре после войны. К этому времени каждый из них уже состоялся как разведчик. Вскоре появилась возможность отправить их в длительную загранкомандировку в качестве семейной пары.

Путь в Западную Европу лежал через еще одну промежуточную страну, где они провели много лет. Впрочем, технология внедрения и маршрут разведчиков-нелегалов - закрытая тема. По одной версии, супруги ехали в страну через Южную Америку, по другой — через Австралию. Еще есть легенда, по которой они были "репатриантами из Польши". Все может быть правдой. Но и неправдой — тоже.

Определенно известно, что отдельные задания они выполняли в Испании, Португалии, Великобритании и Италии. Косвенно о сферах интересов Жанны-Галины говорят языки, которые она изучала: польский, немецкий, английский, французский, испанский, муж занимался еще изучением итальянского.

Чем занимались? А чем занимаются в кино нелегалы-разведчики: получают задания, вербуют агентов, добывают чужие секреты, закладывают донесения и документы в тайники... Шпионские фильмы последних лет еще дополняют картину азартными погонями и перестрелками. Впрочем, фильмов "про шпионов" последнее время так много, что в голову приходит какая-то каша образов: эффектная семейная пара киллеров, работающих на спецслужбы — Бред Питт и Анджелина Джоли, — мотаются по всему миру, оставляя после себя кучи окровавленных тел.

 — Нет, я современных фильмов почти не смотрю, — деликатно улыбаясь, говорит Галина Ивановна. — Почему? На тему разведки сейчас слишком много фантазий. Мне другие фильмы нравятся. Пожалуй, лучший фильм про разведку — "Семнадцать мгновений весны".

Что же касается гор трупов, то в жизни настоящих нелегалов все гораздо прозаичнее. Итог четверти века в загранкомандировках Сепа и Жанны: 400 добытых документов, включая материалы с высшим грифом секретности о планах ядерного нападения на СССР, 300 проведенных сеансов связи, 200 встреч с агентами. Один из которых был высокопоставленным сотрудником НАТО. И никаких ликвидации.

Не могу побороть соблазна и не расспросить Галину Ивановну о ее отношении к последнему скандалу с полонием. По одной из версий, Александра Литвиненко могли уничтожить его бывшие товарищи. То есть именно такие люди, как Галина Ивановна. Так могли ли?

 — Мы всегда и во всех обстоятельствах были лояльными гражданами страны пребывания. — Тон моей собеседницы остается вежливым, но приобретает подчеркнутую твердость. — Разведка не карает предателей, а собирает информацию.

Среди разведчиков ходит анекдот. Вызывает генерал молодого разведчика и инструктирует. Значит, так: по легенде ты миллионер, соришь деньгами налево-направо, останавливаешься в шикарных гостиницах, ездишь на лимузинах... Впрочем, постой. (Звонит в бухгалтерию, некоторое время молчит, хмурится.) Стоп, ситуация меняется. Твоя новая легенда: ты — безработный и бездомный, живешь на социальное пособие, ночуешь в картонной коробке, перебиваешься с хлеба на воду...

Сеп и Жанна, по легенде, вернулись в Западную Европу из эмиграции. В строгом соответствии с легендой начинали едва ли не с нуля: Сеп, например, работал механиком в автомастерской.

А вот уезжали на Родину Федоровы миллионерами. Первый бизнес, правда, прогорел. По словам Галины Ивановны, муж очень переживал.

 — Когда шла распродажа нашей компании с молотка, он даже не пошел на аукцион, - улыбается разведчица. — А я пошла. Сказала: должна убедиться лично, как это проходит. Поняла, живем среди волков. И надо приспосабливаться. Хотя и я, и мой муж по натуре добрые люди.

Потом все наладилось. Фирма, совладельцами которой стали советские нелегалы, процветала. Купили приличную виллу в пригороде, хорошую машину.

Перед отъездом, разумеется, все пришлось продавать. Два чемодана денег, нажитых честным трудом, передавали ночью, в лесу. Домой возвращались налегке: минимум вещей, никакой валюты...

Сегодня Сепа уже нет. Галина Ивановна — полковник в отставке. Страну, в которой разведчики-нелегалы Михаил и Галина Федоровы работали на протяжении полутора десятилетий, в открытой печати назовут не раньше 2019 года. То есть по истечении заведенного полувекового "обета молчания". Впрочем, кое-какие детали биографии Сепа и Жанны широкая публика не узнает даже в указанный срок. А что-то — вообще никогда. Издержки профессии.