ИОСИФ ГРИГУЛЕВИЧ: УЧЕНЫЙ И РАЗВЕДЧИК
ИТАР-ТАСС, ПЛАНЕТА, Москва, 11.05.2006

Александр ТРУШИН.

В Год национального героя Венесуэлы Франсиско Миранды в Каракасе состоялась презентация книги о нем известного советского ученого-латиноамериканиста Иосифа Григулевича. Выпущенная в свет в 1965 году в серии "ЖЗЛ" издательством "Молодая гвардия" под названием "Миранда", она неоднократно переиздавалась, в том числе на испанском языке. А содействовала этому на протяжении многих лет Контрольная палата Венесуэлы, ее Институт высших исследований, который подготовил юбилейное издание этой книги. В центральном офисе палаты и состоялась презентация с участием общественных и научных деятелей Венесуэлы, посла РФ в Каракасе Михаила Орловца, дочери Иосифа Григулевича Надежды, старшего научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН.

Выступивший на церемонии генеральный директор Контрольной палаты Клодосвальдо Руссиан отметил, что юбилейным новое издание книги советского ученого можно назвать потому, что Национальная ассамблея /парламент/ Венесуэлы объявила 2006 год Годом национального героя Франсиско Миранды, которому Екатерина Вторая присвоила звание полковника русской армии. Ровно 200 лет тому назад Миранда был провозглашен президентом независимой Венесуэлы, хотя до ее полного освобождения понадобилось еще 5 лет.

В книге Григулевича, основанной на глубоком изучении многих архивных документов как в Каракасе, так и в России, отслежена личная и общественно-политическая жизнь Миранды /1750-1816 годы/. В 1806 году в статусе президента он дважды организовывал экспедиции на побережье Венесуэлы с целью ее освобождения, но терпел поражения. После провозглашения независимости Венесуэлы в 1811 году Национальный конгресс назначил Миранду генералиссимусом республики, предоставив ему полные полномочия по управлению страной. Но после этого еще продолжалась борьба с испанцами, Миранда был захвачен в плен и вывезен в Испанию. Он умер в заточении в Кадисе.

А до этого жизнь Франсиско Миранды была наполнена борьбой за независимость не только Венесуэлы, но и других стран. В испанской армии он имел звание полковника и был адъютантом генерал-капитана Кубы. В это время в Северной Америке шла война за независимость. Франция и Испания поддерживали американцев, боровшихся против Англии. Так Франсиско Миранда очутился во Флориде. Потом он уехал в Европу, побывал в Англии, Турции, более года прожил в России, где встретился с вельможей Екатерины Второй Потемкиным, и тот представил его императрице. Екатерине Второй понравился храбрый воин, и она присвоила ему чин полковника русской армии и даже дала денег для борьбы с испанской короной в Латинской Америке. Из России Миранда снова перебрался в Англию, а оттуда, с началом французской революции, в Париж. Во Франции он командовал дивизией и стал генералом. Имя его высечено на Триумфальной арке в Париже.

И вот он снова в Англии, где готовит десант для высадки на своей родине, но операция потерпела фиаско. В тюрьме в Кадисе Миранду содержали в цепях, концы которых были вмурованы в стену камеры. Король Испании предлагал Миранде свободу с условием, что он откажется от борьбы и отречется от всего того, чем жил до сих пор. Но Миранда понимал свою историческую миссию: закованный и обреченный, он был вдохновляющим символом для всей борющейся Латинской Америки. Франсиско Миранда выбрал цепи для себя и свободу для своей родины. Как сказал корр."Дипкурьера" руководитель Контрольной палаты, автора книги о Миранде хорошо знают в общественных и научных кругах Венесуэлы. Григулевич стал первым крупным советским ученым, награжденным вторым по значимости венесуэльским орденом Франсиско Миранды, состоял почетным членом Венесуэльской академии наук. Он написал также книгу о другом национальном герое Венесуэлы — Симоне Боливаре, переведенную в Гаване и ставшую учебным пособием для многих поколений венесуэльских студентов и учащихся.

Ваш соотечественник, сказал Руссиан, хорошо известен и в других странах Латинской Америки, изучению которой он посвятил всю свою жизнь. Он написал книги о Сальвадоре Альенде, Эрнесто Че Геваре, Панчо Вилье.

Надежда Григулевич добавила в беседе с корр "Дипкурьера" такую интересную деталь. В декабре прошлого — январе нынешнего года в Оружейной палате Кремля демонстрировалась необычная выставка, на которой были выставлены награды иностранных государств, врученные выдающимся советским общественным и научным деятелям. Среди них был и орден Франсиско Миранды, который с гордостью носил Иосиф Григулевич. "Если вы заметили, — продолжала Надежда Иосифовна, — на презентации книги ни слова не было сказано о другой, более важной деятельности моего отца, известного советского разведчика. Недавно в Москве вышла книга о Григулевиче в серии ЖЗЛ" в издательстве "Молодая гвардия" писателя Нила Никандрова, которая пользуется большим спросом.

"Григулевич. Разведчик, которому везло" — под таким интригующим названием увидела свет книга Нила Никандрова, который, насколько известно корр. "Дипкурьера", единственный писатель из России, который живет и работает в Латинской Америке. Почти четверть века назад он впервые ступил на землю континента. Срок немалый! Трудно найти такое место в регионе, где бы он не побывал. Погоня за экзотическими впечатлениями и миражем Эльдорадо стала для него образом жизни. На жизнь Никандров зарабатывает журналистикой, а все остающееся от этой беспокойной профессии время посвящает литературной работе. Выход книги был хорошим предлогом для встречи, и вот, не без труда, корр."Дипкурьера" отыскал Никандрова в одном из старейших городов Венесуэлы - Сьюдад-Боливаре, красные черепичные крыши которого так "фотогенично" смотрятся на фоне густо-аквамариновых вод реки Ориноко.

Мы встретились с Никандровым на набережной, в небольшом кафе на открытом воздухе. Ветви раскидистой сейбы спасали нас от полуденного зноя. Разговор, конечно, сразу же пошел о книге:

 — Почему ты избрал в качестве героя именно Григулевича? Книги о нем, тем более в серии "ЖЗЛ", никто не ожидал. Героями этой серии, по определению, не могут быть люди с "преступным прошлым", с "руками, обагренными кровью". Если "побегать" по Интернету, легко убедиться, что редко какие авторы отзывались о Григулевиче благожелательно. Предпочитали распространять "страшилки": "Ученый — убийца", "Киллер Сталина", "Любимец Берии". Было что-либо подобное в его биографии?

 — Главной моей целью был поиск правды об этом удивительном человеке. Клевета прилипчива, а у Грига было много врагов в научном мире Москвы. Вот и родилась легенда о его "киллерстве". Были ли основания для ее? Были. Начальство не раз планировало ему операции "убойного характера", и всякий раз ситуация складывалась так, что ему удавалось избегать подобных поручений. Как говорится, везло человеку! Даже подготовленная им атака боевиков на "крепость" Троцкого в Мехико провалилась. Боевики, которых возглавлял мексиканский художник Давид Альфаро Сикейрос, выпустили по окнам до 200 пуль, бросили бомбы, оставили в коридорах "зажигалки" — и все впустую: основатель 1У Интернационала уцелел. Сикейрос потом говорил следователям: "Мы просто хотели попугать Троцкого и захватить его архив".

 — Какие страницы из жизни Грига-разведчика ты считаешь наиболее интересными и драматичными?. "Шпиологи" часто называют уникальным успех Григулевича в Италии в 1948-53 годах, когда он добился от правительства Коста-Рики назначения на пост посла в Рим и Белград.

 — Да, другой такой операции в истории разведки не было. Но еще большего восхищения, на мой взгляд, заслуживают 4 года работы Григулевича /резидента "Артура"/ в странах Южной Америки в годы Второй мировой войны. Его назначение резидентом было импровизацией Центра, поскольку других сотрудников ИНО НКВД на континенте не было. В чрезвычайных условиях войны "Артур" доказал, что и "один в поле воин". Он справился с поставленными перед ним задачами, хотя связь с Центром была ненадежной, инструкции поступали не часто и не всегда были конкретными. Но он сумел сделать значительно больше того, что предписывалось шифровками. Диверсии на судах, перевозивших грузы для военной промышленности Германии, сбор разведывательной информации в Чили, Аргентине, Бразилии, Уругвае, заброска в Испанию, Португалию агентов, во Францию бойцов в партизанские отряды - все это дело рук Григулевича и 5-6 его ближайших помощников, которые знали о его принадлежности к советской разведке. Все другие члены сети, их было не менее 200, считали его "эмиссаром Коминтерна".

 — Как удалось собрать такое количество ранее неизвестных сведений о Григулевиче?

 — По крупицам. На это ушло 10 лет! Разве легко восстановить биографию человека, который годами подчинял себя жестким правилам конспирации? Мне пришлось повторить многие тайные маршруты "Артура" в странах Латинской Америки, встречаться с теми, кто помогал ему в борьбе против нацистов, неделями не вылезать из архивов в Буэнос-Айресе, Монтевидео и Сантьяго-де-Чили. Кстати, в этих поисках подгоняло меня заочное соперничество с костариканской писательницей Марджори Росс, которую тоже увлекла "тайна Теодоро Б.Кастро", самого блестящего дипломата Коста-Рики за всю ее историю, оказавшегося советским агентом. Росс написала книгу "Пять жизней Иосифа Григулевича", но не докопалась до многих операций "Артура", особенно в Латинской Америке. Нужно заметить, что она, хотя и писала в отчетливой тональности "холодной войны", так и не смогла скрыть своего восхищения "советским асом нелегальной разведки". Не скрывали этого и костариканские критики: "Григулевич — человек выдающихся личных качеств, который входит в когорту великих агентов, прославивших советские специальные службы...

 — С такой черной репутацией, которая была у Григулевича, тебе, наверное, не один месяц пришлось уговаривать издательство на публикацию книги?

 — Нет, как раз наоборот. Это была инициатива директора "Молодой гвардии" Валентина Юркина. В мае 2003 года он принял участие в конференции, посвященной 90-летию со дня рождения Иосифа Ромуальдовича, и в своем выступлении обещал, что его биография обязательно появится в серии "ЖЗЛ". Так получилось, что из всех исследователей -"григоведов" издательство обратилось именно ко мне по рекомендации дочери разведчика — Надежды Иосифовны. К тому времени я опубликовал в моем любимом журнале "Латинская Америка" несколько статей о различных этапах жизни Грига. На реальной фактуре, без перегибов и перекосов в столь популярных ныне жанрах "чернухи" и "фэнтези". Я собирался написать для журнала десятка два очерков о нем, чтобы потом объединить под одной обложкой. После беседы с Юркиным всерьез засел за работу.

 — Я слышал, что в некоторых российских посольствах пользуется успехом твой роман "Смерть на острове Робинзона". О чем он?

 — О жизни русских в Латинской Америке — в основном на боливийском материале. С детективным сюжетом и показом посольских нравов, конфликтов и фобий. Среди героев романа — офицер безопасности Владлен Гончаев, директор турфирмы в Ла-Пасе Лев Баженов, олигарх /как же без них в нашу неолиберальную эпоху?/ Борис Геркович, неформальный глава "белой" русской колонии Кирилл Минаев и другие. А сам роман начинается трагически: исчезновением посла! Для меня, как автора, весьма приятно и то, что "Смерть на острове Робинзона" с интересом читают русские эмигранты, те из них, кто в качестве "перемещенных лиц" покинули послевоенную Европу, спасаясь от выдачи репатриационным комиссиям из СССР. Все они люди с тяжелой исковерканной судьбой, которой не пожелаешь никому.. В России мой роман не публиковался, честно говоря, руки не доходили до поиска издателя. Кстати, недавно заглянул на электронный каталог Библиотеки конгресса США и обнаружил там "карточки" моих книг, изданных в разное время на разных языках и под разными псевдонимами. Я и дальше собираюсь писать о Латинской Америке, русском "присутствии" на континенте, малоизвестных эпизодах латиноамериканской истории 40-50- годов.

Одна из книг Никандрова задумана как документальное повествование о жизни русской эмиграции в Аргентине после Второй мировой войны. Особое внимание будет уделено загадочной личности генерала Бориса Смысловского-Хольмстона, русского по рождению. Он был ведущим сотрудником абвера, консультантом Гелена, одного из профессионалов нацистской разведки. По своим биографическим и политическим "показателям" Хольмстон был полной противоположностью Григулевичу. Являясь убежденным врагом Советов, абверовский генерал в то же время не хотел германского диктата в России. Он надеялся "перехватить" власть в тот момент, когда "русское сопротивление" максимально ослабит части вермахта в России. Позже, в эмиграции, в начале 50-х годов, Хольмстон призывал американских политиков не развязывать атомной войны против СССР, потому что это была бы война на уничтожение русского народа. На Лубянке сочли его подходящим объектом для вербовки: "Настроен не только пацифистски, но и патриотически!" Но в ходе дальнейшего изучения и слежки за Хольстоном в Буэнос-Айресе выяснили, что надежды на успех — никакой. Почему именно, Нил Никандров корр."Дипкурьера" не рассказал. Что ж, писательские секреты и задумки — святое дело. Придется ждать выхода его очередной книги.