НЕСЛУЧАЙНАЯ АВИАКАТАСТРОФА
Военно-промышленный курьер, Москва, 23.03.2005

Мария КАРИХ

БЕРИЯ НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛЯЛ ЗАГЛЯДЫВАТЬ В СВОЕ ПРОШЛОЕ


1922 год. Георгий Атарбеков, ранее работавший в ЧК, поделился с недавно назначенным на должность полномочного представителя ГПУ в Закавказье Соломоном Могилевским серьезными подозрениями относительно одного из своих бывших руководителей Лаврентия Берии: "Непонятная личность, столько о нем говорят нехорошего, а как попробуешь в том удостовериться — то свидетель исчезает, то документ пропадает. Словом, мистика какая-то!" Согласно одной из версий, Атарбекову было много известно о темном прошлом Берии, в частности, о его сотрудничестве с разведслужбами мусаватистов в Баку. Могилевский заверил собеседника, что он все выяснит, только нужно время. Похоже, это ему удалось сделать, осталось только доложить обо всем Москве. Но... А Лаврентий Павлович, став в тридцатые годы полноправным хозяином Лубянки, постарался физически устранить всех, кто хоть что-либо знал о недоверии к нему со стороны Могилевского.

Соломон Григорьевич Могилевский. Его имя мало что говорит нашим современникам. Между тем именно он стал преемником Якова Христофоровича Давтяна, о котором уже рассказал "ВПК", на посту начальника Иностранного отдела (ИНО) ВЧК 6 августа 1921 г.

Родился С.Г. Могилевский в 1885 г. в городе Павлограде Екатеринославской губернии в семье успешного коммерсанта. С семнадцати лет, еще будучи гимназистом, начал заниматься революционной деятельностью. Принимал активное участие в организации рабочих массовок, выпускал и распространял листовки. В 1903 г. присоединился к социал-демократам — вступил в Павлоградскую организацию РСДРП. Год спустя он был арестован царской охранкой и брошен в тюрьму. Через несколько месяцев его, как и Давтяна, выпустили под залог. И он тоже уехал за границу, только не в Бельгию, а в Швейцарию. Там (ему было 20 лет), решив продолжить образование, поступает в Женевский университет на юридический факультет. В Женеве он познакомился с местной группой большевиков, возглавляемой В.И. Лениным. Именно по его заданию в 1906 г. Соломон Могилевский нелегально выезжает в Россию. Работал партийным пропагандистом на Брянском заводе в Екатеринославле, а также вел революционную пропаганду среди рабочих Железнодорожного района города, участвовал в издании партийной литературы.

В 1907 г. Могилевский поступил на юридический факультет Петербургского университета, оттуда перевелся в Московский. Здесь, отойдя от активной партийной работы, сосредоточился на учебе.

Успешно окончив юрфак университета, поступил на службу в Музей содействия труду в Москве.

В Первую мировую войну Могилевского мобилизовали в армию. Служил он под Минском в нестроевых частях. После Февральской революции вошел в состав Минского Совета и солдатского комитета Западного фронта.

Октябрь 1917 г. застал Соломона в Минске, где он как член Военно-революционного комитета готовил вооруженное восстание. После победы большевистской революции Могилевский приехал в Иваново-Вознесенск: был назначен сначала губернским комиссаром юстиции, а затем председателем революционного трибунала.

Весной 1918 г. Могилевского, как положительно зарекомендовавшего себя на практической работе, перевели в Москву на должность заместителя заведующего отделом Народного комиссариата юстиции.

Год спустя решением Оргбюро ЦК РКП(б) Соломон Григорьевич направляется в распоряжение Дзержинского. В октябре того же года его назначают заведующим следственной частью ВЧК и одновременно — заместителем начальника Особого отдела Московской ЧК.

Работая в Особом отделе Московской чрезвычайной комиссии, Соломон Могилевский принимал активное участие в ликвидации подпольной контрреволюционной организации "Национальный центр".

Летом 1919 г. под городом Луга Петроградской губернии красноармейцы застрелили офицера-лазутчика, пробиравшегося в армию Юденича. Среди прочих документов, найденных у него, был листок, из которого следовало, что убитый является членом подпольной антисоветской организации "Национальный центр", действовавшей в Петрограде. Вскоре чекистами были арестованы и допрошены некоторые члены этой организации. Среди них были барон Штромберг, князья Андронников и Оболенский.

В ходе допросов выяснилось, что в Москве также действует законспирированная контрреволюционная организация "Национального центра", которая готовит вооруженное восстание в столице.

В операции по ликвидации "Национального центра" принимали участие такие выдающиеся чекисты, как В.Р. Менжинский и А.Х. Артузов, а возглавлял ее сам Ф.Э. Дзержинский. Тогда удалось захватить и руководителя "Национального центра" Н.Н. Щепкина, в прошлом члена Государственной Думы. Для нужд подпольной организации он получил от адмирала Колчака один миллион рублей. Во время обыска на квартире Щепкина чекисты обнаружили постановление Реввоенсовета Республики о сосредоточении фронтовых резервов в районе Тулы, а также изложение плана боевых действий Красной Армии. Как выяснилось позже, снабжал этими сведениями "Национальный центр" бывший царский генерал С.А. Кузнецов, руководитель оперативного отдела Всероссийского Главного штаба. Кроме того, во время допросов арестованных заговорщиков выяснилось также, что они были тесно связаны с резидентом британской разведки в Петрограде Полом Дюксом, через которого информация уходила в Париж и Лондон.

Всего в ходе проведенной операции чекистами было арестовано более 600 человек, 67 из них — "главные заговорщики".

В 1920 г. Могилевского назначили одним из заместителей начальника особого отдела ВЧК. Он принимал активное участие в создании советской закордонной разведки.

6 августа 1921 г. в связи с переходом руководителя ИНО ВЧК Я.Х. Давтяна на дипломатическую работу, на его должность назначили Соломона Григорьевича Могилевского.

В феврале 1922 г. ВЧК преобразовали в Государственное политическое управление при Наркомате внутренних дел РСФСР. Работа нового ведомства ограничивалась в основном решением политических задач. Иностранный отдел включили в состав Секретно-оперативного управления ГПУ.

Важным испытанием для Могилевского на посту начальника ИНО стала подготовка к международной конференции в Генуе в 1922 г. Под его руководством внешней разведке удалось заблаговременно получить секретную информацию о том, что намеревались сделать правительства ряда европейских стран на встрече в верхах. Также удалось получить сведения о том, что Англия и Франция стремятся создать вокруг Советской России "санитарный кордон" из стран "малой Антанты" и добиться дипломатической изоляции Москвы. А непосредственно во время проведения Генуэзской конференции ИНО ГПУ перехватил переписку небезызвестных деятелей-эмигрантов — Симона Петлюры и Василия Шульгина. Из этой переписки чекисты узнали о готовящемся террористическом акте против советской делегации во главе с Г.В. Чичериным. Благодаря вовремя принятым мерам покушение удалось предотвратить.

Вскоре после открытия официального дипломатического представительства в Берлине была создана и первая совместная легальная резидентура ИНО ГПУ и Разведупра РККА в Германии. Берлин стал центральным пунктом закордонной разведки органов госбезопасности в Европе. Отсюда в Москву направлялась важнейшая политическая, экономическая информация и, что особенно ценно, поступали образцы современной техники и вооружений.

Как видно, Соломон Григорьевич успешно справлялся со своими обязанностями начальника Иностранного отдела Государственного политического управления. И в марте 1922 г. Ф.Э. Дзержинский предложил Могилевскому ответственную должность полномочного представителя ГПУ в Закавказье — председателя Закавказской ЧК и одновременно командующего внутренними и пограничными войсками Закавказской Федерации. Заместителем ему дали Лаврентия Павловича Берию, молодого, но подающего большие надежды сотрудника.

На новой должности Соломон Могилевский проводил не менее выдающиеся операции. Так, чекисты Закавказья под руководством С.Г. Могилевского успешно ликвидировали политические и уголовные банды в регионе, раскрыли деятельность агентов английской, американской и французской разведок. В 1924 г. за подавление меньшевистского восстания в Грузии Соломона Григорьевича наградили орденом Красного Знамени.

В конце марта 1925 г. в Сухуми должен был состояться съезд Советов Абхазии, на который были приглашены заместитель председателя Совнаркома Закавказской Федерации Александр Мясников, председатель Закавказской ЧК Соломон Могилевский и заместитель наркома Рабоче-крестьянской инспекции в Закавказье Георгий Атарбеков.

Однако 23 марта тифлисские газеты поместили следующее правительственное сообщение: "Вчера, в 12 ч. 10 м., вблизи Дидубийского ипподрома трагически погибли вследствие аварии аэроплана "Юнкерс-13" заместитель председателя Совнаркома ЗСФСР, член Президиума ЦИК СССР, член РВС СССР и Краснознаменной Кавказской армии (ККА) Александр Федорович Мясников, председатель Закавказской Чрезвычайной Комиссии Соломон Григорьевич Могилевский и заместитель наркома РКИ в ЗСФСР и уполномоченный Наркомпочтель СССР в ЗСФСР Георгий Александрович Атарбеков и два летчика — товарищ Шпиль и товарищ Сагарадзе".

Как было установлено впоследствии, самолет с пассажирами на борту поднялся в воздух с тифлисского аэродрома в 11 часов 50 минут 22 марта. Но уже спустя 15 минут дежурный центральной диспетчерской передал: "Юнкерс" в небе. Аэроплан горит". Потерявший управление самолет стремительно понесло к земле. На высоте около 20 м из "Юнкерса" выбросились один за другим два человека, разбившиеся насмерть. Это были Могилевский и Атарбеков. При ударе аэроплана о землю взорвались баки с горючим. На месте крушения самолета из-под обломков удалось извлечь сильно обгоревшие трупы Мясникова и второго пилота — Сагарадзе. По всей видимости, первый пилот Шпиль сгорел заживо.

На следующий день была создана правительственная комиссия по расследованию причин авиакатастрофы. "Технический осмотр показал, что мотор и система управления вполне исправны. Причина пожара не установлена", — говорилось в номере газеты "Заря Востока" от 24 марта 1925 г.

Следом за первой комиссией была назначена вторая, экспертная, возглавил которую командарм Кавказской армии Август Корк. Но она лишь подтвердила выводы первой комиссии. Спустя еще несколько дней в Тифлис прибыла еще одна, посланная по личному распоряжению Сталина. Однако и она тайну гибели "Юнкерса" не раскрыла.

Отдыхавший в ту пору в Сухуми Лев Троцкий в срочном порядке прибыл в столицу Грузии и, выступая с балкона тифлисской оперы, заявил, что, мол, о причине гибели товарищей "надо бы спросить у грузинских меньшевиков". Но к голосу его никто не прислушался, расследование авиакатастрофы на этом прекратилось, а всех погибших в ней похоронили у ограды Александровского сада, переименованного в Парк коммунаров.

Некоторые историки полагают, что эта авиакатастрофа не была случайной.

...За тот небольшой период, в который Соломон Григорьевич Могилевский руководил ИНО ВЧК, советским чекистам удалось реализовать многие выдающиеся по своей значимости операции. Была развернута активная деятельность внешней разведки на территории ряда иностранных государств. Резидентура ИНО приобрела большое количество агентов, через которых руководство нашей страны получало важную информацию политического и военного характера.