Классик нелегальной разведки
Новости разведки и контрразведки, Москва, 19.10.2005

В.ЛАШКУЛ.

Исполнилось 80 лет бывшему начальнику нелегальной разведки СССР, создателю спецподразделения особого назначения "Вымпел" генерал-майору Юрию Дроздову.

Как приходят в разведку? Кто-то сам изъявляет желание посвятить свою жизнь этой тонкой и опаснейшей из профессий. Кому-то предлагают заняться таким, по-своему романтичным, но чрезвычайно трудным делом службы безопасности. Юрий Дроздов вырастал в семье военнослужащего, но в детстве и отрочестве его тянуло ко многому, кроме армейской службы: занимался в кружках и исследователей Арктики, и зоологическом. А незадолго до начала Великой Отечественной войны осел в клубной драматической студии.

Когда ему исполнилось 14 лет, отец положил перед ним книгу: "Артиллерия", добавив, что именно это — его будущая профессия. Познакомившись с ней, Юрий не замедлил поступить в специальную артиллерийскую школу. Начало Великой Отечественной войны застало его семью в Харькове. С начала боевых действий курсантов спецшколы отозвали из летних лагерей и направили на танкоремонтный завод восстанавливать танки, прибывавшие с фронта. Впоследствии не обошлось без ЧП. В 1942 году — уже в Актюбинске — он был подвергнут строгому (с угрозой исключения из комсомола) обсуждению на собрании артспецшколы за попытку отправиться с тремя товарищами ближе к фронту — в Сталинградское танковое училище. Получив-таки через два года специальность артиллериста, младший лейтенант Дроздов оказался на 1-м Белорусском фронте.

Война закончилась для него в Берлине. А в 1956 году, после окончания учебы в Военном институте иностранных языков, он получил предложение работать в Комитете госбезопасности СССР. Содержанием жизни Юрия Дроздова стало многообразное и многоликое поле разведывательной работы. Немало псевдонимов и фамилий довелось ему с тех пор поменять. Был и Дривсом, и Клейнертом, и бароном Хоэнштайном, и Драговым (под этой фамилией его знали сотрудники МГБ Германской Демократической Республики). Особая гордость Юрия Дроздова - участие в операции по возвращению из США советского разведчика Рудольфа Абеля.

Этот нелегал, которого при аресте американские спецслужбы знали как профессионального художника Эмиля Голдфуса, был предан изменником Рейно Хейханеном. Суд США приговорил его за похищение атомных секретов страны к 30 годам тюремного заключения. Руководство советской разведки наметило операцию по его освобождению. Несколько лет шла кропотливая работа, проводимая большой группой сотрудников Центра, среди которых "оказался" и якобы родственник осужденного разведчика Дривс — Юрий Дроздов. Была налажена переписка членов семьи Абеля с его адвокатом в США Донованом через адвоката в Восточном Берлине. Поначалу дело развивалось вяло. Американцы вели себя очень осторожно, тщательно проверяли адреса родственника и адвоката. Ситуация изменилась после того, как советские ракетчики сбили над территорией СССР шпионский самолет У-2, управляемый Фрэнсисом Пауэрсом. Тогда и обострилась заинтересованность американцев в обмене своего плененного летчика на Рудольфа Абеля. Контакты по данной деликатной проблеме активизировались и в конце концов на знаменитом мосту Глиникер-брюкке этот обмен состоялся. Это была настолько уникальная операция в истории современных разведок, что даже президент США Кеннеди признался позднее в письме Доновану, что спецслужбам удалось то, в чем оказались бесплодными даже дипломатические усилия.

После результативной работы резидентом советской разведки в Китае и США Юрия Дроздова назначают начальником нелегальной разведки СССР, которую он возглавлял 12 лет. Как-то мы его спросили уже после ухода в отставку, возможно ли сравнивать работу разведок разных стран? И если да, то какая из них сильнее? Ответ оказался таким:

- На вопрос, кто сильнее, можно ответить лишь тогда, если все стороны выложат карты на стол, а этого не будет никогда. Но будь мы слабее, то американские аналитики не отзывались бы о работе нашей нелегальной разведки лестно. В свое время США арестовали двух советских разведчиков. Но мы организовали их обмен на угонщиков самолета. И вот — два случая, связанных с этим. Наш сотрудник, который проводил переговоры об их освобождении, увидел в кабинете одного из офицеров Федерального бюро расследований рядом с портретом Гувера портрет Андропова. На его недоуменный вопрос хозяин кабинета ответил: "А что тут такого? Это руководитель сильнейшей разведки мира". Когда же проходил обмен, дежуривший в аэропорту Кеннеди сотрудник ФБР сказал "Таких ребят на подонков меняем!" Американцы очень высоко оценили профессионализм наших разведчиков.

При всем при том державы Запада не отказались от политики "двойных стандартов" по отношению к России. Так, соглашаясь на словах о необходимости совместной борьбы с международным терроризмом, в частности, Великобритания и ее союзники по НАТО не гнушаются закрывать глаза на деятельность с их территории подельников "чеченских" бандформирований. К примеру, в разное время "чеченских" боевиков в Дагестане и Чечне финансировали представители северокавказской диаспоры в США (штаты Нью-Джерси, Иллинойс и Мэриленд), некая организация "Помощь Германии", английская, якобы, некоммерческая организация "Хэло-Траст" и другие. И подобная скрытая поддержка продолжается По определению авторитетных аналитиков спецслужб, в настоящее время существуют 198 форм и методов невооруженным способом воздействовать на события в России. Пока у меня нет оснований быть оптимистом.

Как-то газетчики поинтересовались, под какими "крышами" удобнее работать нелегалам и какие специальности для этой работы подходят больше всего? На что услышали:

- Любые. У нас были и просто торговцы, ученые, писатели, священнослужители, поэты. Даже был однажды человек, которого высадили на побережье одной из стран с лодки, и он появился в городе как безработный. А потом постепенно стал крупным бизнесменом и даже почетным гражданином этого города. Для разведывательной работы годна любая профессия Требуются лишь огромный объем знаний, большая выдержка и сильное терпение.

Представляют чрезвычайный интерес оценки Юрием Дроздовым перебежчиков и предателей в спецслужбах. Он был свидетелем падения Гордиевского (тайно вывезенного в Великобританию), спасал оперработников, преданных Кузичкиным (Иран) и другими. Мнение его однозначно:

- Как бы не изменялось время, но предатель — все-таки иуда. Отдельные работники спецслужб становились на путь предательства либо в результате перевербовки противником из-за допущенных промахов в работе, или по политическим мотивам, а порой, по каким-нибудь личным.

Что до Кузичкина, он норовит подчеркивать, улизнув в дальние дали, что является "русским офицером". Я бы ответил ему как бывшему русскому офицеру — хоть глаза б мои на него не глядели, — что в Соборном Уложении 1649 года царя Алексея Михайловича "О службе всяких ратных людей Московского государства" в статье 20-й записано- "А буде тот, будучи на службе государевой, учнет изменою из полков переезжатие в неприятельские полки и там про вести и про государевых ратных людей сказывать... и сыщется про то допряма: и такова перебезщика казнити смертию, повесити против неприятельских полков. ." Кузичкин сам вынес себе приговор, сам избрал свою судьбу. Как "русскому офицеру", ему это должно быть ясно. Он обесчестил себя. Ему и нести этот крест.

После решения высшего советского руководства о создании в Комитете государственной безопасности СССР совершенно секретного отряда специального назначения для проведения операций в "особый период" Юрию Дроздову было поручено формирование "Вымпела". Сам он так вспоминает об этих своих соратниках.

- Равных им не было. И по степени готовности пойти на риск, и по оперативной выдумке, разведывательной находчивости. Главная особенность "Вымпела" состояла в том, что это была сила думающая, умеющая самостоятельно осмыслить любую задачу, принять правильное решение и воплотить его в жизнь. Учебно-тренировочную базу подразделение получило в Балашихе, в "старом городке", где готовились кадры еще для поддержки республиканской Испании. Чтобы попасть туда, надо было оказаться чуть ли не богом. Из тысячи человек всегда оставалось не более 12 кандидатов на испытательный срок, который выдерживали только трое-четверо. Наиболее жесткие требования предъявлялись к состоянию здоровью, психологическим качествам и знанию иностранных языков. Многие сотрудники "Вымпела" имели по 2-3 высших образования, а некоторые даже окончили Сорбонну.

Юрий Дроздов и его боевые товарищи учили сотрудников "Вымпела" тому, что требуется на войне. Одна из уникальных учебных операций "Вымпела" — условный захват цеха сборки ядерных боеприпасов в Арзамасе-16. Местные власти, милиция и Федеральная служба безопасности были предупреждены: "Ждите диверсантов". Даже получили приблизительные словесные портреты. Против вымпеловцев работали несколько дивизий внутренних войск. Но задание было выполнено. Спецотряд особого назначения цех захватил. Между прочим, перед арзамасской операцией некоторые из вымпеловцев обосновались в 20 километрах от города в ...женском монастыре. Они выдавали себя за паломников, днем молились со всеми, ночами работали. А назрел момент, "диверсанты" очень быстро выполнили свою задачу.

С явным сожалением Юрий Дроздов вспоминает, как распадался "Вымпел". Его сотрудники отказались в 1993-м году штурмовать Белый дом. Воспользовавшись случаем, их заставили после этого надеть милицейские погоны. Узнав о такой судьбе "Вымпела", в Москву приехали представители крупнейшего в США агентства безопасности и предложили работу. Спецназовцы отказались, заявив, что смогут найти применение и на родине. Некоторые из них ушли в Службу внешней разведки, другие помогали вывозить наших соотечественников из "горячих точек" Африки, иные работают в министерстве по чрезвычайным ситуациям.

Осмысливая достойную и мужественную жизнь нашего соотечественника, боевого генерала Юрия Дроздова, вновь спрашиваю его: так кто же такой по сути нелегал. Он убежден:  

— Это особый разведчик, отличающийся от обычного тем, что обладает более высокими личными качествами, специальной подготовкой, которые дают ему возможность выступать и действовать, не отличаясь от местных жителей той страны, где находится. Эта профессия требует высокого уровня развития интеллекта (мышления, памяти, интуиции), эмоциональной устойчивости, позволяющей сохранять интеллектуальный потенциал в стрессовых ситуациях и переносить без ущерба для здоровья постоянное психическое напряжение.

Я люблю этих людей, отважившихся избрать такую долю. Смелых, умных, находчивых, с орденами и звездами Героев и без них, не имеющих права многого сказать о себе, но живущих великой жизнью.

Таков и он сам — Юрий Иванович Дроздов, отдавший боевому служению Отечеству почти две трети жизни. Из них — 13 лет в Советской Армии и 35 — в разведке. Меня постоянно интересуют идеалы людей такой кристаллической огранки. Однажды, выступая перед молодыми разведчиками, он напомнил слова знаменитого генерала А. Брусилова — "Правительства меняются, а Россия остается, и все должны добросовестно служить ей по той специальности, которую выбрали". А в другой раз сказал: "Мне уже много лет. За плечами жизнь За плечами моей страны — тысячелетие. Я русский. Со времен скифов мы были доверчивы, гостеприимны, но не любили, чтобы нас ставили на колени. Мы очень терпеливы, но не дай бог перегнуть..."