В БРИТАНИИ УМЕР ВАСИЛИЙ МИТРОХИН — БЫВШИЙ МАЙОР КГБ, ПЕРЕБЕЖЧИК
Известия, Москва, 29.01.2004

Сергей НЕХАМКИН


Имя бывшего майора КГБ Василия Митрохина до 1992 года не знал никто. Не потому что он был настолько засекречен. Просто должность, которую Митрохин занимал, казалась неброской и сугубо бумажной. Он работал в архиве КГБ и стал известен после того, как уехал в Англию. Сегодня, когда после известия о смерти Митрохина интерес к нему всколыхнулся вновь, стали известны подробности карьеры.

В конце сороковых Митрохин был в загранкомандировке, но оперативником оказался никаким, с другой работой тоже не справился, возникли проблемы, встал даже вопрос о его увольнении. Но у Митрохина был сын-инвалид, и тогдашний начальник Первого Главного управления Сахаровский пожалел его и перевел работать в архив. Много писали, что Митрохин был начальником архива КГБ. Но Служба внешней разведки (СВР) это опровергает: рядовой сотрудник. Тихий, вежливый, неразговорчивый человек. В свободное время на даче любил покопаться. Спокойно дослужил свое, вышел в 1984 году на пенсию даже с перевыслугой лет. А потом... Развалился Союз, жизнь стала тяжкой и безденежной. Митрохин решил, что пришла его пора. Он поехал в Прибалтику (то ли в Ригу, то ли в Таллин), там явился в посольство США. Американцы его вытурили. Но рядом было английское посольство, и там обалдели, увидев, какая рыба плывет в руки. Потому что уходил Митрохин не "пустой". Выяснилось: с 1972 года на службе он не просто листал старые дела - коротко конспектировал секретные донесения, наметанным глазом с ходу схватывая самое интересное. Потом листочки комкал, и в конце дня бумажки запихивал в носки или ботинки и так уходил. И на даче он не просто ковырялся. Беглые, сокращенные записи расшифровывались, переписывались и прятались в надежном месте. Так по крайней мере рассказывал Митрохин. Пресса называла невероятную цифру: через руки Митрохина прошло до 400 тысяч секретных документов.

 — Прикиньте количество рабочих дней за двенадцать лет, вычтите праздники и отпуска. Получается, что Митрохин просматривал, изучал и конспектировал примерно 170 документов в день. Не много ли? Кроме того, еще раз повторяем: Митрохин не был руководителем архива. Обычный служащий. А обычные служащие персональных кабинетов не имели. Всю свою работу Митрохин должен был проделывать на глазах у других сотрудников (что неминуемо вызвало бы подозрения) или урывками. Но сколько законспектируешь урывками? — говорит пресс-секретарь СВР Борис Лабусов.

Англичане пошли ему навстречу во всем. Обеспечили выезд, переправили семью. Проблема была в том, как вывезти прикопанные на даче бумаги. Сделали и это. Новое имя, дом в тихом месте, постоянная охрана. В 1992 году вместе с официальным историком британских спецслужб Кристофером Эндрю он выпустил книгу "Архив Митрохина. КГБ в Европе и на Западе". Назвал десятки тех, кто сотрудничал (или якобы сотрудничал) с советскими спецслужбами. Разброс имен самый широкий — от престарелой англичанки 87-летней Мелиты Норвуд (агентурная кличка Хола, бывшая секретарша одной из научно-исследовательских корпораций) до депутатов и высших чиновников ряда европейских стран. Вспомнил, как КГБ готовил арест кардинала Кароля Войтылы (нынешний папа римский), расправу над сбежавшим на Запад Рудольфом Нуриевым, привел примеры провокаций, поддержки террористов. Что правда, что полуправда, что вымысел? Спецслужбы подобные вещи не комментируют. Но известно: в Италии (по ней было сообщено особенно много сведений) данные Митрохина проверяла комиссия сената. В Британии правительство просило руководство разведки сдержать напор разоблачений — эффект был уже обратный.

Митрохин уверял, что открывает "тайны КГБ" из сугубо идейных соображений: дескать, соприкоснувшись с секретами, испытал глубокое отвращение к советской системе и захотел ей отомстить. Вряд ли это так, причины скорее более житейские. Он достиг, чего хотел, — умер в сытости и довольстве. Как отнеслись к его смерти английские коллеги, сказать трудно, российские высказываться отказались. Тоже можно понять. У тех же англичан, к которым Митрохин ушел, есть поговорка: "Плоха или хороша — это моя страна".