БЛОКНОТ РЕПОРТЕРА: В 90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ЛЕГЕНДАРНОГО ВОЕННОГО РАЗВЕДЧИКА НИКОЛАЯ КУЗНЕЦОВА МУЗЕЙ ГЕРОЯ ПОПОЛНИЛСЯ ЦЕННЫМИ ЭКСПОНАТАМИ ИЗ АРХИВОВ СВР
Агентство РИА Новости, Москва 27.07.2001

Ольга СЕМЕНОВА

В пятницу, 27 июля, ему исполнилось бы 90 лет. Он был "Штирлицем" для послевоенной молодежи, но лощеный немецкий обер-лейтенант Пауль Зиберт из целого ряда захватывающих фильмов о действиях советского разведчика в фашистском тылу в отличие от героя "Семнадцати мгновений весны" — образ отнюдь не собирательный.

Когда в фильме "Подвиг разведчика" один из популярнейших исполнителей роли этого действительно существовавшего героя-разведчика Павел Кадочников в присутствии высокопоставленных гестаповских офицеров произносит свой знаменитый тост "За нашу победу!" — это отнюдь не удачная выдумка сценариста. Николай Иванович Кузнецов /тот самый Пауль Зиберт/ не только вполне реальное лицо, но и действительно человек необычайной отваги и мужества, короткая, но яркая и насыщенная подвигами жизнь которого не нуждается в выдумках и украшательстве.

Бережно хранящие память своего героического земляка жители небольшого райцентра Талица Свердловской области /в местной деревушке Зырянка в 1911 году родился будущий военный разведчик/ получили для музея Героя по случаю его юбилея от сотрудников Службы внешней разведки ряд ценнейших новых экспонатов — некоторые личные вещи Кузнецова-Зиберта и дневниковые записи о нем командира партизанского отряда "Победители" Героя Советского Союза Дмитрия Медведева. Кстати, именно его перу принадлежат замечательные книги о Кузнецове и других членах его спецотряда "Это было под Ровно", "Сильные духом" и т.д.

До войны Николай Кузнецов закончил вечернее отделение Индустриального института Свердловска и курсы иностранных языков, поскольку на "Уралмаше", где работал молодой человек, в 30-е годы было довольно много немецких специалистов. Постоянное общение с ними позволило Кузнецову не только блестяще овладеть несколькими диалектами немецкого языка, но и изучить психологию, поведение и привычки немцев. Это определило дальнейшую судьбу Кузнецова: в 1938 году он был направлен в Москву и зачислен в аппарат внешней разведки. В первые же дни Великой Отечественной войны молодой разведчик попросился на активную работу против фашистов и после специального курса подготовки летом 1942 года стал членом отряда особого назначения.

Перед Кузнецовым была поставлена особо важная задача по уничтожению фашистских главарей в глубоком тылу врага — под именем обер-лейтенанта Пауля Зиберта он начал действовать в "столице" оккупированной Украины городе Ровно. Здесь он привел в исполнение партизанский приговор над имперским советником рейхскомиссариата Украины Геллем и его секретарем, смертельно ранил заместителя рейхскомиссара генерала Даргеля, уничтожил жестокого палача украинского народа Функа, вместе со своей группой похитил и вывез из Ровно командующего карательными силами на Украине генерала фон Ильгена, готовил покушение на фашисткого гауляйтера Украины Эриха Коха...

Кроме того, на счету Кузнецова-Зиберта большое число бесценной разведывательной информации, в том числе, о подготовке наступательной операции в районе Курска в 1943 году с использованием новых танков "Тигр" и "Пантера", установление местонахождения полевой ставки Гитлера под Винницей, о планах покушения на глав правительств "Большой тройки" во время исторической встречи в Тегеране.

В конце декабря 1943 года Николай Кузнецов получил новое задание — развернуть разведывательную работу в городе Львов. Там он продолжал успешное осуществление также актов возмездия против фашистских палачей.

После уничтожения вице-губернатора Галиции Отто Бауэра обстановка в городе усложнилась, и Кузнецов вместе с товарищами решил уйти за линию фронта.

В ночь с 8 на 9 марта 1944 года у села Боратин разведчики попали в засаду и погибли в бою. Награжденный за свою деятельность многочисленными медалями и орденами, Николай Кузнецов посмертно был удостоен и высшей награды Родины — звания Герой Советского Союза.