"Это честные и скромные люди ..."
Сергей Сумбаев, Красная звезда, Москва, 15.04.2000

Советская разведка держала под своим контролем переговоры фашистской Германии с нашими союзниками по антигитлеровской коалиции "В течение двух недель в Берне за спиной Советского Союза, который несет на себе основное бремя войны против Германии, происходили переговоры между представителями германского военного командования, с одной стороны, и представителями английского и американского командования — с другой... В этом деле советское правительство усматривает не какое-либо недоразумение, а нечто худшее". Это цитата из письма, которое в конце марта 1945 года британский премьер-министр Черчилль получил от советского наркоминдел Молотова. И речь в нем идет как раз про те самые сепаратные переговоры, которые известны многим по фильму "Семнадцать мгновений весны".

История самих переговоров началась в 1942 году, и ее можно разделить на два этапа. Инициаторами проведения первого этапа выступили представители элиты германского общества, стремившиеся спасти свою страну от краха, который они уже тогда предвидели. В число этих представителей входили фельдмаршал Вальтер фон Браухич, в то время уже уволенный в запас после провала операции под Москвой, и посол Германии в Турции Франц фон Папен, который недолюбливал Гитлера за плохое отношение того к католикам. Кроме того, фон Папен — бывший германский канцлер, пользовался авторитетом на Западе.

Именно под руководством фон Папена в мае 1942 года были предприняты попытки наладить диалог с Англией. 12 мая 1942 года из Стокгольма в Лондон вылетел сотрудник германского посольства в Швеции. От имени оппозиционной группы "Германия без Гитлера, но с военным правительством" и ссылаясь на поручение фон Папена, он изложил условия мира с Англией. Однако британское правительство не стало обсуждать эти предложения и отправило германского дипломата в лагерь для интернированных. 13 мая подобные действия были предприняты в Турции. Генеральный секретарь турецкого МИД в беседе с послом Великобритании сообщил, будто СССР готов заключить мир с Германией и что это в свою очередь приведет к неблагоприятным для Великобритании последствиям. А потому англичанам стоило бы подумать об условиях мира с Германией и заключить его раньше русских. К чести англичан, они заявили турецкому дипломату, что их "правительство не имеет оснований полагать, что Россия ведет переговоры с Германией о мире, и желает получить доказательства этого". Турецкий представитель дал на это уклончивый ответ, и диалог продолжения не имел.

В это же время в Швейцарии один из руководителей швейцарской торговой делегации, прибывший из Берлина, сообщил англичанам, что немецкие промышленники опасаются проиграть войну. Они надеются, что "Англия и Америка воздержатся от нанесения удара по Германии до победы последней над СССР". В свою очередь германская оппозиция добьется замены правления Гитлера на "ненацистскую военную диктатуру", которая будет бороться с распространением коммунизма и социализма в Европе.

Попытки проведения сепаратных переговоров продолжились и в дальнейшем. По мере поражений Германии под Сталинградом и Курском фон Папен начал задумываться о поиске новых путей к миру. Через уполномоченного Германии по торговле с Турцией барона Лерзнера фон Папен обратился к папскому нунцию в Анкаре Ронкалли (будущий папа Иоанн XXIII), чтобы тот уговорил папу Пия XII обратиться ко всем воюющим державам с предложением о мире. Но даже несмотря на то, что в деле приняла участие итальянская королева Мария Жозе, папа не решился пойти на подобный шаг.

Тем временем предложения о заключении сепаратного мира заинтересовали союзников. В августе 1943 года Ганс Рузер — племянник руководителя военной экономики Германии Ялмара Шахта, а заодно и агент британской разведки - во время поездки во Францию провел встречи с высшими немецкими офицерами, которым представлялся как посредник некоего швейцарского друга, готового помочь немцам достойно выйти из войны.

Не остались в стороне и Соединенные Штаты. В феврале 1943 года в Швейцарию прибыл некто господин Балл. Это был не кто иной, как руководитель американской политической разведки в Европе Аллен Даллес. Обосновавшись в Берне, он сразу начал активную деятельность. В том же месяце прошли встречи между Даллесом и князем Гогенлоэ, фельдмаршалом Браухичем, генерал-полковником Цейтцлером — начальником штаба сухопутных войск на Восточном фронте. Все эти лица представляли интересы германских промышленников и правых социал-демократов. Все они выдвигали одно условие: Берлин заключит мир, если западные державы не позволят СССР оккупировать германские земли.

Американцы и англичане, идущие на контакт с немцами, прекрасно понимали, с кем они имеют дело. Поэтому можно предположить, что со стороны союзников имел место зондаж — проведение переговоров позволяло выяснить степень истощенности Германии и позицию, какую она займет по окончании войны. Нельзя не учитывать тот факт, что англичане и американцы опасались усиления советского влияния в Европе. Поэтому скорее всего британские и американские спецслужбы при налаживании контактов с немцами преследовали своей целью прежде всего вовлечение Германии в сферу влияния США и Великобритании.

ВЕСНОЙ 1945 года попытки Германии наладить отношения с союзниками достигли своего пика. В отличие от предыдущих действий, проводившихся от имени оппозиционных Гитлеру сил, на этот раз инициатива исходила от правящей верхушки третьего рейха, в частности от рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. В феврале 1945 года в Берлин прибыл вице-президент шведского отделения Красного Креста граф Фольке Бернадотт. Во время его встреч с Гиммлером 12 февраля обсуждались различные проблемы, но главной целью последнего была попытка использовать Бернадотта в качестве посредника для проведения переговоров с союзниками. А в начале марта того же года в Цюрихе состоялась встреча немецкого военного коменданта Северной Италии, полномочного посла Германии при правительстве Муссолини обергруппенфюрера СС Карла Вольфа с Алленом Даллесом. Вольф предложил следующий план: группа армий "С" получает возможность уйти в Германию, а командующий союзными войсками в Италии фельдмаршал Александер продвигается в направлении Южных Альп. 12 марта Александер информировал советскую сторону о прибытии представителей германского командующего войсками в Италии генерал-фельдмаршала люфтваффе Альберта Кессельринга для обсуждения условий капитуляции. В тот же день министр иностранных дел СССР высказался за участие Советского Союза в этих переговорах, однако МИД Англии и госдепартамент США отклонили это предложение. 19 марта состоялась вторая предварительная встреча с генералом Вольфом.

Как уже говорилось выше, 22 марта в Москве Молотов вручил британскому послу ноту советского правительства в связи с переговорами между представителями германского командования и союзниками. Она была достаточно жесткой и, по сути, обвиняла союзников в предательстве. Между правительствами трех стран завязалась оживленная переписка. Советский Союз требовал разъяснений, союзники отвечали, что ничего особенного не происходит, ни о какой капитуляции речи не ведется, а Сталину надо бы проверить достоверность сообщений и надежность "информаторов". Но у Сталина были причины сомневаться в искренности намерений союзников. 7 апреля в письме Рузвельту он писал: "Они (немцы. - С.С.) могли бы без ущерба для своего дела снять с восточного фронта 15-20 дивизий и перебросить их на помощь своим войскам на западном фронте. Однако немцы этого не сделали и не делают. Они продолжают с остервенением драться с русскими за какую-то малоизвестную станцию Земляницу в Чехословакии, которая им столь же нужна, как мертвому припарки, но безо всякого сопротивления сдают такие важные города в центре Германии, как Оснабрюк, Мангейм, Кассель. Согласитесь, что такое поведение немцев является более чем странным и непонятным". По поводу "информаторов", то есть сотрудников внешней разведки , Сталин сообщал Рузвельту, что "это очень честные и скромные люди, которые выполняют свои обязанности аккуратно и не имеют намерения оскорбить кого-либо...".

КАК видно, Сталин весьма высоко оценил деятельность советской разведки , что было вполне закономерно. Одним из основных направлений в работе советской внешней разведки было отслеживание всех контактов между представителями Германии и союзных нам держав. Хотя здесь наша разведка испытывала определенные сложности. Дело в том, что после разгрома в конце 1942 года "Красной капеллы" советская внешняя разведка по сути оказалась без источников информации на территории Германии. Тем не менее она смогла наладить поступление информации по сепаратным переговорам из резидентур, находящихся на территории нейтральных или союзных стран: Португалии, Турции, Швейцарии, Швеции, Великобритании и США.

В Швейцарии, на территории которой проходили встречи между немцами и союзниками, советская военная разведка приобрела, по выражению А. Даллеса, "фантастический источник, получавший первоклассную информацию из Германии". Этим источником информации был Рудольф Р сслер (псевдоним Люци). Немецкий журналист после прихода Гитлера к власти уехал в Швейцарию, где стал сотрудничать с швейцарской, а с конца 1942 года и с советской военной разведками . Р сслер получал информацию непосредственно из Германии, где у него были связи с оппозиционными Гитлеру кругами, в которые входили лица, занимавшие высокие посты в германской армии, министерстве иностранных дел, партийной канцелярии.

Активная работа велась советской разведкой и в Турции, где произошел следующий инцидент. В 1942 году на германского посла фон Папена было совершено неудачное покушение. Турецкие власти обвинили в этом двух сотрудников Генерального консульства СССР и торгпредства, потребовав выдачи их для наказания. Суд определил наказание — 20 лет тюрьмы. Однако после успехов советских войск и открытия Второго фронта президент Турции Исмет Иненю своим указом амнистировал советских дипломатов. В пресс-службе СВР РФ же не смогли подтвердить факт участия советской разведки в данном покушении в связи с отсутствием документов.

Что касается сепаратных переговоров в Швейцарии в апреле 1945 года, то, конечно же, и Штирлиц, и пастор Шлаг, отправленный им на лыжах в Берн для изучения обстановки, — вымысел постановщиков любимого многими фильма. Тем не менее советская разведка получала огромное количество сведений, касающихся этих переговоров. Это признает и Аллен Даллес, который подтверждает, что в различных департаментах и управлениях США во время войны СССР имел более сорока ценных агентов, причем в это число входят только раскрытые американцами. Советская сторона знала все, о чем американцы вели речь на переговорах. И руководство нашей страны имело все основания выступить с резкой критикой в адрес союзных держав.