1944 год


60. О преследованиях евреев в Латвии
61. Записка НКГБ СССР в ГКО
62. Записка НКГБ СССР в ГКО
63. Сообщение Первого управления НКГБ СССР в НКИД
64. Информация резидентуры НКГБ СССР в Стокгольме
65. Документ английской разведки
66. Записка НКГБ СССР в ГКО
67. Записка НКГБ СССР в ГКО
68. Меморандум МИД Англии


60. О преследованиях евреев в Латвии


Перевод с немецкого

О ПРЕСЛЕДОВАНИИ ЕВРЕЕВ В ЛАТВИИ
ВО ВРЕМЯ НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ

(Доклад, написанный рижской
еврейкой, бежавшей из Латвии в
Швецию осенью 1944 года)


Вступление немецких войск в Ригу

1-е июля 1941 года. Русские потеряли Ригу. После семидневной канонады наступила жуткая тишина. Испуганные, любопытные лица появляются в окнах, потихоньку люди снова выходят на улицу. Там и тут снова видно, как развеваются красно-бело-красные флаги (латвийские национальные флаги).
Так как я выгляжу не как типичная еврейка, то я решилась в сопровождении нашей служанки посмотреть улицы Риги. Латвийские женщины и уличные мальчишки занимались грабежами в Старом городе и на Мариенштрассе в магазинах табака, мануфактуры и спиртных, напитков. На берегу Двины лежали трупы немецких и русских солдат.
Первые немецкие части вошли в Ригу. Молодые латыши и латышки (интеллигенция) выражали свою благодарность за "освобождение", бросая цветы на дорогу, по которой шли немецкие части. Моторизированные части проезжали по городу, и народная толпа восторженно приветствовала их.
По улице Свободы (Бривибас иела) маршировала группа молодых, более состоятельных латышей, вооруженных пистолетами, и остановилась у бывшего дома НКВД. Молодой латыш обратился с речью к толпе, которая в это время собралась. Он призывал латышей начать борьбу вместе с "немецкими друзьями" - в то время немцев называли еще друзьями - против внутреннего врага, т.е. против коммунистов и евреев. Неожиданно возникла паника. Распространился слух, что русские снова будут брать город, и народ разбежался в разные стороны. Однако собирались новые толпы народа, молодые латыши несли латвийские знамена рядом с немецкими и восклицали: "Латвия снова свободна! Да здравствует наш освободитель Адольф Гитлер! Долой евреев и русских!"
В тот же день я услышала по рижскому радио обращение одного латыша, в котором говорилось: "Наша страна свободна! Конец еврейскому садистскому режиму. Я призываю всех латышей, которым дорога их родина, собраться возле пороховой башни. Дальнейшие инструкции получите. Латыши, если вы знаете русские склады с оружием, то поставьте об этом в известность новые власти. Нам нужен каждый пистолет, каждый патрон".
В полдень я увидела следующую картину: несколько латышских женщин привели тех самых молодых латышей, которые обращались раньше с призывами, в дом напротив Чека и показали им склад с оружием. На ул. Вольдемара (Вольдемарштрассе), 57-59, где раньше помещался русский гарнизон, были найдены ящики с оружием. Это оружие позднее было применено в боях против русских партизан в лесах.
В тот же день начался террор против евреев.
Мою подругу, Розу Лагушкер, которая пошла что-то купить, один латыш заставил убирать мусор в бывшем дворе НКВД. К той же работе были привлечены все евреи, случайно проходившие мимо дома. После проделанной работы всех евреев поставили лицом к стене и угрожали расстрелом. В то время они отделались простым испугом.
Еврейских женщин и детей, стоявших у магазинов в очереди, чтобы купить продукты, заставляли подметать улицы, чистить немецким офицерам, сапоги и т.д.
Некоего г-на Майзеля, который шел вместе со своей женой-латышкой по улице Свободы, остановил немецкий офицер, заставил его оставить жену и вычистит его сапоги.
Первые недели после вступления немцев и провела вместе со своими родителями и сестрой в нашей квартире на Зауленштрассе, 6, в Риге. Наша служанка-латышка доставала нам и остальным еврейским жителям дома необходимые продукты питания, так как уже в то время евреям было опасно ходить по улице.
Сразу же после вступления немецких войск в Ригу была образована латышская Команда Безопасности под руководством латышского студента АРАЙС (см. систему полиции в Латвии).
В день основания Команды Безопасности АРАЙС издал приказ арестовывать евреев, идущих по улице, и приводить их на ул. Вольдемара, 19, в резиденцию команды. После того как арестованных в продолжение нескольких дней пытали и мучили, АРАЙС приказывал приводить их по отдельности в свой рабочий кабинет. Он заявлял, что готов освободить этих евреев за высокую взятку, однако только немногим удалось откупиться, так как большинство были бедными людьми. Впоследствии стало известно, что пропавшие были убиты.

Система полиции в Латвии

1) Команда АРАЙСА (латышская Команда Безопасности)

Эта команда была основана латышским студентом АРАЙСОМ, бывшим капралом латышской армии. Кроме него, известны следующие предводители:
капитан ОЗОЛЬС (Оzols),
студент БАУМАНИС (Baumanis),
обер-лейтенант Корнрад КАЛЕЙС (Kalejs),
между прочим, учился в Риге,
обер-лейтенант КАЛЬНИНШ, изучает, помимо этого, медицину в Риге,
обер-лейтенант Эдгард РИКУРС, убитый в боях при великих Луках,
капитан Херберт ЦУКУРС, летчик (Herbert Cukurs).
Членами этой команды были латышские партизаны, которые в период военных действий вели борьбу против русских, чтобы расчистить путь немцам. Эти партизаны состояли из различных слоев общества, а именно:
латышские офицеры,
солдаты бывшей латышской армии,
студенты,
крестьяне.
В команду АРАЙСА принимались только добровольцы.
Задачей команды было - победить внутреннего врага, т.е. евреев и коммунистов, затем направиться в провинцию, если местная полиция не принимала слишком строгие меры против евреев и коммунистов, и закончить там их ликвидацию.
Членами команды АРАЙСА были исключительно латыши.
Вышеупомянутая команда фактически использовалась немцами для выполнения самых грязных работ, даже за пределами Латвии.
Если немцами занимался русский город, то сразу же после армии вступала эта команда, чтобы осуществить "очистительную кампанию" против населения.
Команда АРАЙСА терроризировала мирное население и приводила в исполнение аресты и смертные казни.
Если возникало подозрение, что в русской области, занятой немцами, имеются партизаны, то туда направлялись члены команды АРАЙСА для того, чтобы истребить все мирное население. В большинстве случаев они забирали с собой всех трудоспособных мужчин, посылали их на принудительные работы в Германию; женщин, детей и стариков они запирали в домах и поджигали их. Они начисто грабили области, куда были командированы, и не гнушались даже ограблением трупов. Немногочисленное поголовье скота захваченных областей они реквизировали и поедали на месте. Все эти зверства происходили в Белоруссии.
Латышский командир роты (обершарфюрер, вецакайс уцраугс vecakais uzraugs) ЛАЙМОНС ЛИДУМС, чиновник латышской тайной полиции, бывший ранее капралом караула при штаб-квартире латышской армии, рассказал мне следующее:
Задачей его роты было уничтожение всех гетто в Белоруссии. В доказательство он показал мне фильмы и фотографии. Мне удалось похитить у него один фильм, который находится у знакомой в Риге. На пленке заснято горящее гетто белорусского городка Даниловска. Вначале при расстрелах евреев в Риге ему было как-то странно участвовать в них, а потом, в Польше, по его высказыванию, ему стало это так же привычно, как будто он жарил котлеты.
В Польше также использовалась команда АРАЙСА. Обершарфюрер (vecakais uzraugs) латвийской тайной, полиции в Риге Эдгар КАРУИНС, который был в Польше, одновременно с командой АРАЙСА, рассказал мне следующее:
Вместе с членами названной команды, к которой он был прикомандирован, он остановился в польском городишке. Днем они терроризовали население, ночью устраивали оргии или отправлялись на частный разбой.
От жителей городка он узнал, что знаменитый генерал и его сын были похоронены после бальзамирования, украшенные драгоценностями и орденами с драгоценными камнями, в двух гробницах уединенно стоящей часовни кладбища. Он вместе со своим товарищем, членом команды АРАЙСА ЛИПИНЫМ проникли в часовню, и ручной гранатой взорвали гробницу. Но когда они увидели, что в темноте они вместо гробницы генерала взорвали гробницу сына, то сразу же убежали, охваченные неожиданным испугом.
Позже к команде АРАЙСА присоединились латыши, которые преследовались полицией за преступления и тайную торговлю, так как вступление в команду было очень легким делом и полиция не могла причинить им более никакого вреда. Так как команда АРАЙСА очень разрослась, то позже она была поделена на роты.
Резиденция команды находилась сначала на Вольдемарштрассе, 19, и позже была перенесена в здание бывшей латышской школы на Кр. Баронштрассе.
После увеличения команды отдельные роты ее попеременно посылались на фронт.
АРАЙС был вызван немцами в Германию, где прослушал специальный курс при немецкой тайной полиции; ему присвоили звание майора и наградили орденом. Члены команды АРАЙСА были главными участниками последующих погромов во всей Латвии.

2) Латвийская полиция охраны и порядка. (Latviesu kortibas dieneste)

Штаб-квартира находилась в Риге на Аннастштрассе, 2. Эта полиция состояла так же, как и вышеописанная команда, из добровольно вступивших латышей.
Сотрудниками полиции охраны и порядка были исключительно латыши.
При поступлении нанимающиеся должны были дать письменное обязательство остаться на службе до конца войны и в нужном случае выполнять поручения за пределами Латвии.
Руководящими лицами были:
Капитан ЛОБЕ, позже подполковник (Lobe).
Подполковник ВЕЙСС (Weiss),
Подполковник ОЗИС (Ozis),
Подполковник ЮРКО (Jurko),
Полковник КАНДИС (Kandis).
В задачу этой латвийской полиции охраны и порядка входило следить за порядком в Латвии.
Служащие полиции охраны и порядка направлялись позже в Ригу для охраны гетто, вместе с командой АРАЙСА они конвоировали евреев к месту ужаснейших казней, какие только известны в мировой истории. Охраняя гетто, они неоднократно предавались ужасным развлечениям. Стоя у ограды из колючей проволоки, они обстреливали окна гетто - после массовых убийств почти все оконные стекла в гетто были прострелены.
Они приходили ночью в гетто, врывались в еврейские квартиры, безжалостно стаскивали с кроватей мужчин, женщин и детей и вели их на расстрел. Они присутствовали при нечеловеческих истязаниях и следили за тем, чтобы ни один еврей не мог спастись.
Сначала служащим полиции охраны и порядка было предложено добровольно отправиться на фронт, позднее же они откомандировывались в принудительном порядке.
Служащие полиции охраны и порядка принимали участие также в грабежах, которые описаны далее.

3) Немецкое гестапо со своими обычными отделениями

4) Немецкая тайная полиция и СД (Служба Безопасности)

В немецкой тайной полиции, Реймерштрассе, 1, в Риге имелись различные отделы, занимавшиеся разработкой русских, евреев, поляков, латышских патриотов, коммунистов и т.д. Эти отделы имели свои отделения.
На Реймерштрассе, 1 находилась также латвийская тайная полиция.
Начальником немецкой тайной полиции в Риге был д-р ЛАНГЕ (Lange), который издавал приказы о смертных казнях евреев. Начальником латвийской тайной полиции был ТЕЙДЕМАН (Teidemaann).
В немецкой тайной полиции были заняты люди различных национальностей - поляки, чехи, латыши, русские, некоторые евреи и т.д.
Евреи работали в вышеназванной полиции в принудительном порядке.
Русским военнопленным щадили жизнь и предоставляли свободу, если они соглашались заниматься шпионажем. Эти освобожденные военнопленные, переодетые как партизаны, посылались в леса, чтобы выслеживать прячущихся русских партизан. Если им удавалось найти их, то шпионы доносили об этом тайной полиции, которая окружала область и начинала борьбу с русскими партизанами.
В каждом учреждении, каждом ресторане и увеселительном заведении немцы имели своих шпионов.

Латышско-национал-социалистское объединение "Перконкрустс"

"Латвию - латышам" - было девизом этого объединения.
Сразу же после вступления немецких войск в Ригу латышское национал-социалистское объединение "Перконкрустс" (Perkonkrustc), которое было запрещено во время правления президента д-ра КАРЛИС УЛМАНИС, снова официально начало свою деятельность.
Члены этого объединения надеялись создать правительство под руководством Густава ГЕЛЬМИНША, но эти надежды не оправдались.
Члены этого объединения были в основном агитаторами против евреев, и самыми разнообразнейшими средствами пропаганды им удавалось натравливать народ против евреев.
В массовых убийствах, которые проводились командой АРАЙСА и полицией охраны и порядка, принимали участие и члены объединения "Перконкрустс".
Уже в двадцатых годах члены "Перконкрустс" (студенты) травили евреев. Неоднократно происходили антисемитские эксцессы, также и в университете в Риге.
Руководящими лицами, кроме Густава ГЕЛМИНША. были МИРИНШ УПИТЕ и ВИКСНЕ (Mierinsch Upite и Viksne).
Резиденция объединения находилась в здании бывшего латышского объединения на Меркельштрассе.

Первое крупное выступление против евреев

3-е июля 1941 года. Члены команды АРАЙСА получили приказ арестовать всех трудоспособных евреев (только мужчин).
Моя сестра и я провели ночь на 3 июля в квартире нашей соседки, мадам Леа ИОФФЕ. В 2 часа ночи мы услыхали стук в дверь квартиры. Как только мадам ИФФЕ открыла дверь, вошли двое 18-20-летних латышей с красно-бело-красной повязкой на рукаве и спросили ее, нет ли в квартире евреев, обязанных итти на работу. Г-н ИОФФЕ был единственный. Они стащили его с постели, приказали ему одеться и пойти с ними. Его жена должна была в это время приготовить для него теплое белье и одежду "на неопределенное время". Из соседней комнаты я слышала, как оба латыша оценивали имущественное положение семьи ИОФФЕ. Когда мадам ИОФФЕ спросила, может ли она пойти вместе с ними, ей ответили: "Пока нет, но ваше время скоро придет". Г-на ИОФФЕ увели, а его жена упала в обморок в детской комнате, так как не знала, что случится с ее мужем.
Я слышала, как охранники стучались в другие двери еврейских квартир. Наша служанка открыла дверь нашей квартиры. На вопрос, не еврейская ли это квартира, она ответила мужественно: "Почему вы так думаете, здесь живу я!" Латыши извинились и сказали, что они не хотели причинить зла никому из своих соотечественников, что они имели только намерение "помучить евреев". Мой отец, который был в квартире, остался тогда нетронутым.
Арестованных евреев нашего дома под охраной собрали во дворе. Наша служанка последовала за ними, когда их повели. Арестованных евреев привели в третий полицейский участок, откуда затем они вместе со всеми арестованными в эту ночь были переведены в центральную тюрьму. 6.000 евреев было арестовано при этой первой операции.
Речь шла в большинстве случаев о евреях в возрасте от 16 до 40 лет, в том числе были и более пожилые люди и даже старики. Арестованных загнали в камеру центральной тюрьмы, где они не могли ни лежать, ни сидеть.
Родственники несчастных проводили дни на Матейштрассе, по дороге в тюрьму, в надежде узнать что-нибудь о своих родных. Жены, которые спрашивали о своих мужьях, в большинстве случаев арестовывались, заключались в подследственную (……..) тюрьму и некоторые расстреливались.
Было невозможно узнать, что случилось с этими 6.000 евреев. Родственники были оставлены в неизвестности. Немцы распространили слух, что арестованные посланы в деревню на работу, что часть из них будет выполнять дорожные работы недалеко от Тукума и т.д.
Латышки приходили в квартиры пострадавших и предлагали свои услуги завязать связь с арестованными, передать продукты питания, одежду, белье, и особенно деньги. Однако дело в том (как это выяснилось позже), что это было чистое вымогательство, так как эти женщины никогда не могли бы передать никакой записки. Несмотря на это, им удавалось в большинстве случаев вымогать ценные вещи.
10-го июля м-м ИОФФЕ получила через тюремного надзирателя, которому она дала взятку, открытку от своего мужа, в которой он прощался с ней и с детьми. Вероятно он слышал, что он будет расстрелян. В некоторых случаях родные через посредство взяток получали обратно одежду и фотографии арестованных, как последний признак их жизни.
В конце июля узнали, что все арестованные в ночь на 3-е июля, за немногим исключением, были убиты.
Из всех арестованных, в числе которых, кроме друзей моей семьи, находились также мой дядя и. кузен, я знаю только двоих - д-ра медицины БЕРНИКЕР и его сына, которым удалось спастись. От обоих ничего нельзя было узнать про обращение в тюрьме. Они поклялись своей жизнью в том, что ничего не будут говорить. Тюремные надзиратели рассказывали потом своим друзьям, что евреев во время ареста подвергали различным пыткам. Евреям связывали руки под коленями и затем их сажали в холодную воду, которая доставала им до подбородка. Их снова и снова мучили до тех пор, пока они не теряли сознания.
Подтверждение этих фактов я получила от двух хороших знакомых (арийцев), которые в период преследований евреев были в заключении в центральной тюрьме - по другим причинам - позже были освобождены и подтвердили мне вышеупомянутые слухи.
Мне известны случаи, когда пожилые еврейские женщины, которые шли покупать продукты, были арестованы латвийской полицией и заключены в подследственную тюрьму (м-м ШНЕЕВЕЙС, жена проф. МИНЦА). Об обращении в этой тюрьме мне ничего не известно, так как еще никому не удавалось бежать из нее.
Почти каждая еврейская семья уже в первые дни оккупации оплакивала жертву.

Сожжение синагог

Через несколько дней после вступления немецких войск в Ригу несколько сотен еврейских женщин и мужчин были приведены в один домик, который стоял на старом еврейском кладбище в Вилану Иело ("московское предместье"). Домик был подожжен латышами, и запертые там женщины и мужчины были сожжены.
Проживавшие по соседству русские были свидетелями этих зверств и позже они сообщали об этом. Мне удалось перепроверить эти сообщения, так как многие люди слышали крики несчастных, призывавших на помощь.
То же самое случилось и на новом еврейском кладбище, на котором были сожжены вместе с домами прислужник синагоги со своей семьей и другие еврейские семьи, которые жили в кладбищенских постройках.
В большой синагоге на ул.Гоголя был сожжен вместе со многими другими евреями главный раввин ЗАК.
В синагоге на Зауленштрассе был сожжен также вместе со многими несчастными зять главного раввина ЗАКА - раввин КИЛОВ.
Как-то ночью латышские охранники ворвались в квартиру моего знакомого на Зауленштрассе и хотели его забрать с собой, чтобы, как они издевательски ему заявили, сжечь его вместе с другими евреями в синагоге на Зауленштрассе. Но когда они заметили на его ночном столике его фотографию в форме латвийского солдата, то сохранили ему жизнь.
В доме, где я в то время проживала, Стабу иела, 6, в квартире на нижнем этаже была небольшая еврейская молельня. Однажды вечером сюда пришли латыши (охранники) и хотели ее сжечь. Все же нам удалось уговорить латышей, дав им взятку, пощадить синагогу и вместе с ней дом.

Разбои и грабежи

В первые 3-4 недели немцы разрешили латышам действовать против евреев по собственному усмотрению.
Ночью молодые латыши с красно-бело-красной повязкой на рукавах врывались в еврейские квартиры, бесчинствовали и грабили.
Два латышских полицейских со своими женами днем пришли на квартиру моей подруги Марии X. Полицейские взяли с собой белье, одежду и предметы домашнего обихода и утащили даже кровати.
Латвийский офицер, капитан ДЕЙЧ (Deutsch) зашел в квартиру одного моего знакомого и приказал перенести в свою квартиру всю мебель этого г-на. Описанные примеры ни в коем случае не являются единичными. Почти каждая еврейская квартира была разграблена.
Евреи не имели права заявлять никакого протеста, так как латыши устраивали свои погромы под покровительством немцев.
Латыши, которые были недовольны своими квартирами с особого разрешения полиции могли конфисковать по своему усмотрению еврейские квартиры, заставляя евреев в течение нескольких часов освободить квартиры. Латыши имели право оставить за собой предметы домашнего обихода, мебель, ковры и т.д., т.е. все имущество еврейских квартир.
Чиновник латвийской полиции безопасности Константин КАРКЛИН (Kahrklin) занял квартиру одного еврея вместе с обстановкой на Авоту иела; чиновник латвийской полиции безопасности Теодор БЕККЕР (Becker) занял квартиру на Кирхенштрассе, 7.
Офицеры и солдаты бывшей латвийской армии, которые в лесах вели борьбу с русскими, возвратились после вступления немцев в Ригу и заявили полиции, что они потеряли якобы за время войны свою одежду, квартиры и т.д. Они получили право присвоить себе еврейское имущество.
Часто случалось так, что латвийские полицейские врывались ночью в еврейские квартиры, особенно где были одни женщины, наводили им в голову пистолет и угрожали им расстрелом, если они не отдадут деньги и дорогие вещи. Руководителем этих разбоев был АРАЙС, начальник команды безопасности.
На улице Гертруды два латыша ворвались в еврейскую квартиру. Владелец квартиры был уже арестован. Два латыша забрали его жену, мать и 9-летнего мальчика, повели всех трех по улицам Риги, заставляли их бежать, причем били резиновыми дубинками, если они отставали. Маленькому мальчику они поранили руку, из-за чего ему нужно было ампутировать два пальца; старая женщина была забита насмерть, а матери удалось остаться в живых.

Введение трудовой повинности для евреев

В средине июля в латвийских газетах появилось распоряжение, что все евреи в возрасте от 16 до 60 лет обязаны отбывать трудовую повинность.
Швейцары тех домов, где жили еврейские семьи, должны были оповестить евреев, мужчин и женщин, обязанных отбывать трудовую повинность, что они должны явиться в близлежащий полицейский участок.
Полицейский участок нашего округа был на углу Щуленштрассе и Айцаргусштрассе.
Сотрудниками полиции были исключительно латыши.
Когда я в первое утро, в 7 часов, явилась в полицейский участок, я и остальные евреи нашего округа были посажены в две камеры. Надзиратель в возрасте около 20 лет, с красно-бело-красной повязкой, охранял выход из нашей камеры. В две небольшие камеры третьего полицейского участка, в которые обычно сажали пьяных и в которых места нормально хватало на 5-6 человек, было втиснуто 40-45 человек. В течение дня на всех запертых в эти камеры выдавались буханка хлеба и две банки консервов.
В первый день нас не посылали на работу, а держали в камерах, оскорбляли, насмехались и били. "Коммунистически выглядевших" латышей и русских задерживали на улицах и вместе с нами сажали в камеры. Нам не разрешали говорить друг с другом. После того, как мы протомились в камерах в течение 8 часов, произошло следующее событие:
Дверь камеры открылась, вошел пожилой латыш Олле ОЛИНШ (чиновник 3-го полицейского участка - Olle Olinsch) и сказал, что ему нужна молодая расторопная еврейка для уборки его квартиры. Две мои подруги и я вызвались пойти, так как мы не могли больше сидеть в камере. Он выбрал моих подруг и еще одну даму. Мне повезло, так как мне было приказано притти к нему только на следующий день. Те три пошли с ним в его квартиру на ул.Свободы. Он приказал моим подругам притти к нему по очереди через каждый час, а с третьей дамой и с бутылкой водки он пошел в комнату. Мои подруги - Ида КОЦИН и Роза ЛАГУШКЕР - поняли, в чем тут дело, и пришли обратно в полицейский участок. Весь вечер мы провели в большом страхе, между тем из моей камеры были уведены также другие еврейки и изнасилованы, полицейскими. Вечером, около 9 часов, мы были отпущены, причем я должна заметить, что после 9 часов вечера на улице не имел права задерживаться ни один еврей, в противном случае его тотчас же арестовывали.

На следующее утро нас построили в колонны и повели по улицам Риги. При грубых оскорблениях со стороны населения мы подошли к дому полицейской префектуры. На дворе мы увидели стоящей группу молодых евреев, которых латышские полицейские заставляли бить и истязать друг друга. Еврейские женщины были поставлены в круг, причем их издевательски спрашивали, знают ли они наизусть Конституцию СТАЛИНА. Мужчин кололи иголками и поливали водой из шланга, пока они не теряли сознания. Когда они приходили в себя, их снова подвергали пыткам.
Нашу группу повели наверх. Мы должны были натирать полы, мыть окна и двери. Наш надзиратель, 15-летний латыш, уличный мальчишка в порванной одежде, держал в руке гибкую стальную линейку и бил нас всех по кончикам пальцев, когда проходил мимо. Тот, кто просил у него перерыв на обед на 15 минут, получал пощечину. Старая еврейская чета, которую привели в наше рабочее помещение несколько минут спустя, рассказала, что их совершенно ограбили. Старых людей с руганью и побоями отвели в камеру префектуры. В этой камере уже голодало много евреев, и особенно пожилые люди. Около 6 часов вечера нас также привели в камеру, где мы должны были наблюдать, как били и истязали старых нетрудоспособных евреев. Русские военнопленные совершенно изголодавшиеся и запущенные, которых вели по дороге в подвал, просили у нас хлеба. В подвале находился также наш латвийский учитель каллиграфии из английского колледжа в Риге. После нескольких часов, проведенных в подвале, нас отпускали.
На третий день отбывания мною трудовой повинности группу, где была я, около 200-300 женщин и мужчин, послали в разрушенный войной квартал Старого города, где мы должны были убирать камни и щебень. Эта работа была опасна, так как над нами висели каменные глыбы и балки разрушенных домов и угрожали каждую минуту засыпать кого-нибудь из нас.
Нас принуждали работать ударами и руганью двое юношей по 17-18 лет, члены латвийской молодежной организации "Мацпулкса". Старых еврейских женщин, которые под палящими лучами июльского солнца падали в обморок от переутомления, с побоями бросали на груды камней. Во время обеденного перерыва (еду мы должны были приносить с собой) шли немецкие офицеры в сопровождении латышей, чтобы осмотреть работу евреев. Латышам нужно было показать, насколько усердно они заставляли евреев работать, и они начали заставлять нас работать быстрее палочными ударами, кулаками и страшными ругательствами. Поздно вечером нас снова привели сначала в полицейский участок и потом отпустили.
Каждое утро, как только мы приходили в полицейский участок, нас выстраивали в колонны. Ежедневно из рядов вызывали еврейских девушек и оставляли их в полицейском участке. На следующий день мы узнавали, что они были опозорены и подвергались самому жестокому обращению.
Еврейские общины в Риге получили приказ, в котором требовалось выделить определенное число молодых евреев на торфоразработки в Слока. Спустя некоторое время я узнала, что 35 молодых евреев и евреек самым зверским образом были убиты там латышами.
Я работала в Старом городе только одну неделю, потому что заболела. Начальник полиции третьего участка освободил меня от работы на неопределенное время на основании врачебного свидетельства (мне особенно повезло, так как свидетельства других заболевших евреев в дальнейшем считались уже недействительными).
Через четыре дня я услышала на нашем дворе страшный шум. Немецкий офицер кричал и требовал, чтобы еврейки пошли на работы по уборке. Так как я испугалась, что иначе меня пошлют на другие, более тяжелые работа, то я изъявила согласие пойти. Меня и несколько моих соседок он привел на Зауленштрассе, 4. Этот дом населяли раньше почти одни еврейские семьи, которых немецкие офицеры заставили освободить свои квартиры в течение 6-ти часов.
Имя вышеназванного офицера - инспектор Военного управления ПОЛЬ. (Pohl). До войны ПОЛЬ был конюхом, а теперь стал членом НСДАП. Задачей ПОЛЯ было приготовить 8 квартир для немецких офицеров его подразделения - хозяйственной инспекции Севера. В числе людей, находящихся в распоряжении ПОЛЯ, было 10 евреев - мужчин и женщин.
Я получила приказание сопровождать его при его разбойничьих налетах в расположенные поблизости еврейские квартиры. Он врывался в еврейские квартиры и приказывал переносить самые дорогие предметы на Сауленштрассе, 4. Часто он начисто грабил квартиры и не оставлял бедным людям ни кроватей, ни столов.
На Зауленштрассе, 4 раньше жила еврейская семья ТАЛЬРОЗЕ, высланная русскими. Квартирные удобства были безупречными. В больших ящиках лежали упакованными дорогие вещи, серебро, хрусталь и фарфор. ПОЛЬ приказал мне перепаковать ящики, а самые ценные вещи отослал своей жене в Германию. Его собственная квартира на Зауленштрассе, 4 была завалена дорогими вещами, стены увешаны прекрасными картинами, так как он не хотел делить свою добычу с остальными офицерами.
Когда ПОЛЬ убрал свою спальню, он приглашал меня переночевать с ним сначала вежливо, затем угрозами. Я отказалась. Когда он стал слишком настойчив, я стала защищаться. Так как он опасался, что я побегу за помощью к другим офицерам, живущим в доме, то он сказал следующее: "Вам ничего не нужно опасаться. Я партийный человек и никогда не забуду, что вы еврейка".
На следующий вечер меня привели в комнату, где я была представлена другим офицерам. Командир вышеупомянутого подразделения, лейтенант ГЕДДЕ (Goedde) представил меня, как свою служанку. ГЕДДЕ, который уже в первую мировую войну был лейтенантом, присвоил собственность бывшего латвийского полицейского инспектора КИЗИСА (Kihsis), который эвакуировался вместе с русскими. Я должна была выполнять у ГЕДДЕ самые тяжелые работы.
На Зауленштрассе, 4 проживал также зондерфюрер барон фон-КЛОДТ (Klodt), прибалтийский немец. В его квартиру была перенесена мебель, украденная у еврейской семьи КОЛЛАН с Шуленштрассе. В этом же доме жили впоследствии д-р ЛИЛИЕНФЕЛЬД, член НСДАП и военный корреспондент.
Часть рижских евреев продолжала работу в развалинах старого города. Многие группы работали при СД (Служба Безопасности) и при войсках СС. Немецкие воинские части также использовали евреев на самых тяжелых физических работах.
Моя подруга Леа ГОТТЛИБ (Gottlieb) работала вместе с другими евреями в рижском военном госпитале. По 12 часов ежедневно она выполняла самые тяжелые работы и за свой труд получала один раз в день чашку черного кофе и кусок хлеба.
После проделанной работы евреев часто приводили в префектуру, где им пропускали по телу электрический ток, кололи их иголками и подвергали другим пыткам (Борис ЦЕСВАН) (Zeswan).
Как-то утром в нашем рабочем, помещении появилась мать нашего коллегии по работе - Харри ШЕНКЕР - и умоляла нашего начальника ПОЛЯ позаботиться о ее сыне. Он был арестован членами команды АРАЙСА и уведен на Вольдемарштрассе, 19. ПОЛЮ, как немцу, удалось освободить ШЕНКЕРА, поскольку он был нужен ему, как рабочая сила. Позже ШЕНКЕР рассказал о нечеловеческом обращении с ним.
15-го августа наш начальник сообщил нам что, он не имеет больше права использовать евреев. В действительности же лейтенант ГЕДДЕ распорядился, чтобы уволили всех евреев, так как он является известным антисемитом.
В день моего рождения, 19 августа, когда мне исполнился 21 год, я была вынуждена явиться на Вольдемарштрассе, 69, в немецкую часть - строительную инспекцию войск СС и полиции.
Я была встречена немецким обершарфюрером БУНГАЦОМ (Bungaz), который в этот момент избивал еврея резиновой дубинкой. В этой части я должна была по 12 часов ежедневно выполнять самую тяжелую кухонную работу. В 7 час. утра мы должны были приходить на работу. Нас выстраивали по порядку, и моя бывшая латышская подруга по школе Герта БРИКЕР из Голдинген выкликала наши имена. Герта БРИКЕР, братья которой организовывали убийства евреев в Голдинген, окончив высшую школу в Риге, работала добровольно в качестве секретаря при этой части.
В первое утро БУНГАЦ обратился к нам с речью, в которой заявил: "Наша часть пришли из Польши. Так как там мы расправились с 300 евреями, то с вами я тоже расправлюсь".
Рабочая группа, в которой была я, состояла, примерно, из 40 человек. Мужчины должны были маскировать украденные немцами автомобили, т.е. перекрашивать, чистить и т.д. и переносить "конфискованную" мебель евреев в немецкие квартиры.
Командиры этой части конфисковывали еврейские виллы в Кайзеровском лесу (дачное место под Ригой).
Мы, евреи, должны были поэтому ездить в кайзеровский лес (на грузовиках), чтобы привести в порядок виллы перед вселением туда новых хозяев. Часто мы заставали в виллах латвийских женщин, которые врывались в еврейские квартиры и пользовались возможностью утащить что-нибудь.
На Вольдемарштрассе, 69 часто работали русские военнопленные вместе с евреями. Я работала как раз на кухне, когда я услыхала, что кто-то стонет. Это был русский военнопленный, который, стоя во дворе, просил хлеба. Я пошла к старшему начальнику и попросила у него разрешения раздать русским хлеб. Моя просьба была, конечно, отклонена им. Часто в то время, когда немцы сидели за столом, я бежала в близлежащую лавку и покупала хлеб - евреям запрещалось тогда покупать хлеб без карточек, и в это время дня евреи не вмели права делать какие-либо покупки - однако хозяин этой лавки специально откладывал всегда хлеб в сторону и продавал его евреям. Я клала хлеб, завернув его в бумагу, за помойное ведро, откуда русские брали незаметно его. Из кухонного окна я часто наблюдала, как военнопленные искали в помойных ведрах остатки пищи. Они жадно съедали увядшие капустные листья, картофельные очистки и другие кухонные отбросы.

Русский капитан, лет 40, с которым я разговаривала - нам было запрещено под страхом смертной казни разговаривать с русскими военнопленными - рассказал мне, что в лагерях русских военнопленных истязают самым бесчеловечным образом и что многие ежедневно умирают там с голода.
Евреи не получали за свою работу никакой платы и только в редких случаях они получали один раз в день жидкий суп или черный кофе с куском хлеба.

Законы и распоряжения против евреев

Июль 1941 года

Все евреи, служащие у арийцев, должны быть тотчас же уволены.
Евреи не имеют права предоставлять работу арийцам.
Еврейские врачи, зубные врачи; адвокаты и т.д. не могут дальше работать по своей специальности.
Все еврейские магазины, фабрики, предприятия и т.д. закрываются.
Все еврейские школы и учебные заведения закрываются.
Евреи имеют право проезда по железной дороге только со специального разрешения.
Евреям могут быть проданы только самые необходимые предметы питания. Запрещается продавать белый хлеб, сыр, молоко, какие-либо сладости, консервы и т.д.
Евреи не имеют права покупать никаких товаров, кроме продуктов питания.
В еврейских квартирах выключаются телефонные аппараты.
Евреи не имеют права слушать радио. Радиоаппараты конфискуются. Евреи должны сами принести радиоаппараты в полицейский участок, расположенный вблизи их квартир, где аппараты будут распределены среди латышей и немцев.
Евреи не имеют права пользоваться трамваем, автомобилями и другими средствами сообщения.
Еврейских покойников нельзя возить на кладбище на катафалке. Родственники сами должны каким угодно способом относить их туда.
Все евреи Риги должны зарегистрировать паспорта.
Все евреи должны носить на груди звезду Давида.
Евреи могут делать покупки только в определенное время дня.

Август 1941 года

Вводятся Нюрнбергские законы.
Евреям запрещается ходить по тротуару.
Звезду Давида следует носить не только на груди, но и на спине.
Некоторые районы Риги должны быть очищены от евреев.
До 15 октября все евреи Риги должны освободить свои квартиры в городе и переселиться в гетто.
Евреи не могут ходить на рынок.

Сентябрь 1941 года

Евреям выдаются специальные продуктовые карточки. В карточке имеется надпись "Еврей".
Нормы продуктов для евреев уменьшены.
Евреи, даже те, которые не проживает в гетто, должны делать покупки в гетто.

Поведение латвийского населения во время преследования евреев

После завоевания Латвии немцами латвийское население начало проводить против евреев ужасные бесчинства.
Латыши, с разрешения немцев действовать по собственному усмотрению, в первое время совершенно терроризовали еврейское население.
Большая часть латвийского населения в городах агрессивно вела себя по отношению к евреям, остальные, за малым исключением, молча наблюдали эту картину.
Насколько мне известно, ни один латыш не высказывал протеста против преследования евреев.
В латвийскую полицию охраны и порядка, а также в команду АРАЙСА латыши вступали добровольно.
Латыши-добровольцы в ночь на 3-е июля 1941 г. врывались в еврейские квартиры и арестовали 6000 евреев.
35 молодых евреев, которые были заняты на торфоразработках в Споке, были убиты латышами (см. выше).
Надзиратели, которые издевались и били евреев во время принудительных работ, были латыши.
Латвийские служащие префектуры приводили евреев в подвал здания префектуры, пропускали им по телу электрический ток, держали их там запертыми в течение дня без пищи и издевались над ними.
Продавцы и служащие в магазинах отказывались обслуживать евреев, несмотря на то, что об этом, еще не было опубликовано никаких распоряжений.
Латышские женщины и мужчины врывались в еврейские квартиры, угрожали евреям и грабили их квартиры.
Я приведу некоторые примеры, которые пережила я сама, а также мои родственники и знакомые.
Один латыш рассказал мне, что старую еврейскую женщину, которая проходила мимо главного почтамта, какой-то латыш столкнул с тротуара.
Однажды утром мой отец пошел вниз покупать продукты и один латыш столкнул его с тротуара со словами: "Евреи должны ходить там, где бегают собаки и лошади".
Я пошла со своей подругой Розой ЛАГУШКЕР к нашим знакомым. Нас задержали два молодых латыша: "Вы еврейки?"
"Да"
"Сойдите с тротуара".
"Но мы имеем право пользоваться тротуаром". Один из латышей схватил меня за руку и пригрозил, что он отведет меня на Вольдемарштрассе, 19, в резиденцию команды АРАЙСА. Когда я его попросила не делать этого, он приказал мне встать на колени и сказал, что я должна проделывать это перед каждым латышом - безразлично, молодым или старым.
Группа евреев была поймана латышами, затем ее повели по мосту через Двину и сбросили в реку. Пожилые евреи, которые не могли плавать, утонули. Одному моему знакомому удалось добраться до берега. Во время этого злодеяния латыши пели насмешливые песни, потешаясь над страданиями несчастных. Они распевали песню, слова которой в переводе означают: "А ну-ка, братья, скорей, скорей бросайте в Двину евреев. Двина, наша матушка, освободит нас от евреев".
Часто, когда мы усталые шли с принудительных работ домой, уже со звездой Давида на груди, латвийские женщина кидали в нас камнями, плевали в нас и бранились.
От м-м ТРУБЕК, еврейки, проживавшей на Зауленштрассе, 6, парикмахерша Зуна (Suna), проживавшая на Зауленштрасее, 8, получила на сохранение меховые пальто и драгоценности, так как еврейские квартиры грабились, и м-м ТРУБЕК, боялась держать при себе свои дорогие вещи. Дамы были знакомы уже несколько лет и м-м ТРУБЕК питала доверие к м-м ЗУНЕ. Последняя захотела присвоить дорогие вещи, но побоялась, что м-м ТРУБЕК впоследствии может потребовать их назад, поэтому она донесла в гестапо на м-м ТРУБЕК. М-м ТРУБЕК была арестована и затем расстреляна.
Те евреи, на которых латышами был сделан донос, без лишних разговоров арестовывались и расстреливались.

Еврейка - м-м Роза КАУФМАНН, проживавшая ранее на Фриденштрассе, 29, передала свои вещи на хранение латвийке ГЛАЗЕР, проживавшей на Гертрудштрассе. Последняя донесла в полицию на м-м КАУФМАНН, которая на основании этого доноса была арестована и расстреляна.
Хозяйка продовольственной лавки, м-м МУЦЕНИЕКС (Muceniecks) (Фриденштрассе, 29) с момента немецкой оккупации раздавала своим покупателям брошюры антисемитского характера с целью натравливать население на евреев.
Евреи, которые снимали у латышей меблированные комнаты, сразу же после немецкой оккупации были изгнаны из своих комнат, несмотря на то, что об этом не было еще опубликовано никакого распоряжения. Латышка ЛАГЗДИН, Мюленштрассе, угол Мариенштрассе, просто выбросила на улицу некоего гр-на - еврея, который снимал у нее меблированную комнату.
Евреи, которые снимали у латышей комнаты, выбрасывались на улицу, не имея права взять с собой свою мебель.
В час пропаганды по рижскому радио население натравливалось против евреев. На многих евреев был сделан донос якобы за то, что они слушали американские и английские известия.
Примеры, описанные мною выше, ни в коем случае не являются единичными, каждый день я слышала новые сообщения о жертвах латвийских доносов.

Организация гетто

В августе немцы издали приказ, согласно которому гор. Рига порайонно должен быть очищен от евреев, и что в Московском предместье должно быть основано гетто.
Устройство гетто было поручено отъявленному немецкому антисемиту КРАУЗЕ, который после латвийского офицера ДАНКОПА (Danckop) был назначен комендантом гетто. 33.000 евреев должны были переселиться в гетто.
Гетто было организовано в районе самого грязного и бедного квартала города Риги, в Московском предместье. В большинстве одно- и двухэтажных домиков этого предместья на протяжении десятков лет жили почти исключительно одни русские. Они получили приказ переселиться в город, чтобы очистить место евреям. Но так как в большинстве случаев это касалось бедных людей, которым была не под силу высокая квартплата, а недостаток в квартирах был большой, то они отказывались оставлять свои квартиры и переселяться в город. В большинстве случаев немцы угрозами и силой заставляли жителей будущего района гетто покидать свои квартиры.
Многие квартиры Московского предместья состояли из небольшой комнаты и крохотной кухни. Санитарное состояние не выдерживает никакой критики. В большинстве домов были вредные насекомые и не было электрического освещения. В квартире, состоящей из комнаты и кухни, должны были поместиться 8 человек. Но так как не все евреи находили себе место в квартирах, то многие были вынуждены жить в подвалах. Подвалы были сырыми и прогнившими, с земляными полами, на которых просачивалась вода.
Подвалы и большинство обветшалых домов были непригодны для жилья.
Гетто было обнесено двойным кольцом густых проволочных заграждений. Несмотря на недостаток рабочей силы, устройством забора были заняты на протяжении недель многие рабочие. Проволочная изгородь поддерживалась столбами, вбитыми в землю.
В начале ул.Садовникова были выстроены огромные ворота гетто. Устройство гетто длилось около 2-х месяцев. Евреи, которые должны были освободить свои квартиры в городе, могли уже в течение этих двух месяцев переселиться в гетто, другие могли оставаться пока в городе.
К 15 августа все евреи должны были переселиться в гетто. До этого числа они могли свободно, т.е. без пропусков, входить в гетто и покидать его.
Во время переселения евреев Гертрудштрассе, которая вела к гетто, была переполнена евреями, вынужденными самим нести в гетто свои пожитки, оставшиеся им после грабежей, не имея права использовать арийских извозчиков. В редких случаях евреи могли нанять для перевозки лошадей; поэтому можно было видеть, как по Гертрудштрассе тянулись старые и малые с чемоданами и узлами. Евреи не имели больше права ходить по тротуару и были вынуждены проделывать длинный путь в гетто по ухабистой середине дороги.
Так как русских было нелегко выселить из Московского предместья, то переселение евреев длилось около 2-х месяцев; это время использовали латыши и немцы, с целью дальнейших грабежей еврейского населения.
Латыши с удовольствием прохаживались по Гертрудштрассе, где они с тротуара глумились и издевались над евреями.
Хозяева латвийских продовольственных магазинов, за немногим исключением, не выдавали больше евреям никаких продуктов, поэтому евреи не могли взять с собой в гетто почти никакого питания, что привело потом к голоду.
Уже задолго до 15 октября 1941 года все евреи должны были проделывать длинный путь в гетто (они не имели права больше использовать средства транспорта), чтобы, купить там в немногочисленных продовольственных лавках свои до смешного маленькие пайки.
Все трудоспособные евреи, а также живущие уже в гетто, должны были каждое утро являться на принудительные работы.
До 15 октября гетто могли посещать также и арийцы (мирные граждане), но после этого числа арийцам, кроме сторожей и работников, которым нужно было пройти в гетто по служебным целям, было запрещено под страхом смертной казни посещать гетто.
До 15 октября в гетто часто можно было видеть полуарийцев, которые тайно приносили своим родственникам продукты питания. В большинстве случаев полуарийцы имели право жить в городе.
15 октября ворота гетто были закрыты. Под угрозой смертной казни евреи не имели больше права покидать гетто без пропуска, и все евреи - вплоть до евреек, выведших замуж за арийцев - должны были переселиться к этому времени в гетто.
Гетто охранялось очень строго, вокруг гетто, вдоль проволочной изгороди, на небольшом расстоянии друг от друга стояли латвийские охранники (сотрудники полиции охраны и порядка) с заряженными винтовками. Они имели приказ - стрелять в каждого еврея, который приближался к изгороди, единственные ворота гетто также строго охранялись.
Евреи могли покидать гетто только группой по пропускам и под охраной. Отдельным лицам выдавались специальные личные пропуска, по которым владельцы имели право выходить в город без охраны - речь идет о евреях, которые особенно рано должны выходить на работу в город.
Евреи, обязанные отбывать трудовую повинность, должны были собираться рано утром в центре гетто, где их пересчитывали руководители колонн (евреи). При выходе из гетто охранники еще раз считали их и число записывали. Немцы или латыши, сотрудники учреждений, в которых работали евреи, заходили за евреями в гетто и приводили их на место работы.
Питание евреи должны были брать с собой из гетто на целый день, так как водянистый суп, который выдавался евреям впоследствии на некоторых местах работы, нельзя было назвать пищей. Каким образом евреи, которые должны были бесплатно целый день работать в городе, покупали себе пищу и чем они должны были за нее платить - это новых господ не касалось.
Вечером евреев вели под охраной с различных мест работы обратно в гетто. У ворот скапливались сотни евреев, так как они снова переучитывались охранниками гетто.
При входе в гетто обыскивали всех евреев - им было запрещено приносить из города в гетто хлеб и другие продукты. Устраивались проверки на выборку, причем во дворе одного домика, который служил для целей контроля, раздевали мужчин и тщательно просматривали одежду. В домике производили личные обыска у женщин латвийская надзирательница. Некоторые евреи, которые работали в городе, пытались пронести своим голодающим родственникам в гетто каких-нибудь продуктов, в большинстве случаев хлеб и картошку.
Евреев - мужчин и женщин, у которых надзиратели находили продукты, избивали и подвергали различным пыткам.
Часто охранники врывались в домик, в котором еврейки должны были раздеваться для контроля, и издевались над ними.
Немцы никогда не присутствовали при контроле у ворот гетто. Обыски проводились исключительно латышами.
Норма выдачи продуктов на продовольственные карточки евреев была крайне мала. Продукты, которые отпускались в магазин гетто, были недоброкачественны - картофель сгнивший или мороженный, мясо - только конина.
Молока евреи не получали вовсе. Латыши, которым было поручено доставлять продукты для магазинов гетто, тайно продавали хлеб без карточек за баснословные цены. При такой торговле из-под полы коврига хлеба стоила 100 марок (за 100 марок тогда можно было купить 2 хороших костюма или пальто).
Еврейская женская больница "Динас Хацедек", которая издавна помещалась на Лудцштрассе (район гетто), была оставлена евреям и на последующее время в качестве больницы. В больнице могли работать только еврейские врачи. Большая часть инструментов и медикаментов у еврейских врачей была или конфискована ранее, или конфискована впоследствии в гетто.
Смертность среди евреев, особенно среди стариков и детей, была очень велика. Трупы свозились на старое еврейское кладбище на тачках. Это кладбище было расположено в районе гетто, и до немецкой оккупации его не использовали, так как оно было переполнено.
Ежедневно в гетто приходили немецкие офицеры армии и войск СС по особым разрешениям, врывались в квартиры и брали с собой все, что представляло еще некоторую ценность.
В гетто было образовано еврейское общинное управление, которое должно было заботиться о том, чтобы немцы или латыши получали затребованную рабочую силу.
В гетто была образована еврейская полиция, на службу в которую могли поступить добровольно молодые, интеллигентные, хорошо выглядевшие евреи. Эти еврейские полицейские не получали никакого оружия. Их задачей было наблюдение за порядком в гетто.
Служащие общинного управления и полицейские были освобождены от трудовой повинности, но не получали никакой платы.
Часто по ночам в гетто происходили обыски. Искали якобы немецких дезертиров. В таких случаях еврейские полицейские должны были помогать немцам и латышам при обысках квартир.
По воскресеньям большинство евреев по законам освобождалось от работы. Но, несмотря на это, в воскресенье в гетто приходили офицеры частей СС и немецкой Службы Безопасности и требовали рабочую силу. Еврейские полицейские посылали на работы евреев, которых они ловили на улицах.
Евреям было запрещено брать с собой в город деньги и дорогие вещи. Они не смели также носить обручальные кольца.
Все евреи должны были сдать свои меховые пальто.
Еврейская община получила от немцев, приказ, согласно которому каждая семья в гетто должна поставить для немецкой армии в обязательном, порядке теплое одеяло, подушку и теплое белье.
Вскоре после основания гетто было расстреляно несколько евреев. Полицейский расстрелял у ворот молодого еврея, который якобы пытался покинуть гетто без пропуска.
Одного еврея, женатого на арийке, приходившего к ней после окончания работы в город, заметили соседи жены и донесли на него в полицию. Он был расстрелян.
Некий еврей, который не переселился вместе с другими в гетто, а спрятался в города у своей супруги-арийки, был найден во время домашнего обыска и расстрелян. Жена была арестована.
В одну из ноябрьских ночей 1941 года в гетто пришли семь пьяных охранников. Они вошли в квартиру семейства ПРОПЕС произведя обыск и нашли коробку сигарет. Тогда они поставили дочь ПРОПЕС к стене и расстреляли на глазах у матери.
Иногда еврейские группы рабочих не возвращались обратно. Позже становилось известно, что они были убиты гестапо.
Каждую ночь случались такие истории, что часовые, стоявшие вдоль проволочного заграждения вокруг гетто, без всякой на то причины обстреливали окна квартир в гетто. В связи с этим евреи не решались задерживаться на улицах гетто с наступлением темноты.
Когда вечером 27 ноября 1941 года я возвращалась со своей группой с работы и подошла к воротам гетто, бросилось в глаза, что впуска перед воротами ожидали гораздо больше евреев, чем раньше.
Нас пересчитывали, как обычно, латвийские охранники и пропускали в ворота. Перед домиком, описанным мною ранее, у ворот я увидела, что на земле лежит хлеб и картофель. Это было всегда признаком того, что нас ожидает особенно строгий контроль. Я услышала удары плетью, стон избиваемых и крики латвийских надзирателей. Латвийский офицер, которого по звезде у воротника можно было причислить к служащим бывшей латвийской армии, отделял женщин от мужчин и направлял нас во двор домика. Там нас контролировали охранники особенно подлым образом. Когда мы покидали двор, мы должны были проходить мимо охранников, которые выстроились в два ряда по правой и по левой стороне дороги на некотором расстоянии. Нам приказали бежать от одного охранника к другому и перед каждым становиться на колени. А они били нас резиновыми дубинками. Из группы, в которой была я, они поранили голову моей подруге РОЗЕ ЛАГУШКЕР. Моей приятельнице по работе ЦОДИК они вышибли глаз. Моему знакомому ранили ногу.
Обыкновенно улицы гетто в это время были уже безлюдны, однако в этот вечер мы увидели на улицах мужчин, женщин и детей, несущих узлы. Испугавшись, я спросила, что же произошло. Плачущая женщина рассказала мне, что гетто разделяется на две части. В течение 24-х часов все женщины и дети должны переселиться на одну сторону, гетто, мужчин на другую.

Придя домой, я узнала от своих родителей, что женщины не имеют больше права покидать гетто. Ходил слух, что женщины от 16 до 25 лет будут помещены в специальном лагере.
28 ноября 1941 года все евреи получили приказ не выходить из своих квартир в воскресенье 30 ноября, так как будет проводиться якобы перепись населения. Если кто решится покинуть гетто (некоторые имели, как я упоминала ранее, личные пропуска), то у провинившихся будет отбираться продовольственная карточка.
Утром 29 ноября у ворот гетто царил хаос. У нас было такое чувство, что нас ожидает что-то необыкновенное. Говорили, что женщины не имеют больше права покидать гетто, однако моя группа, в которой, кроме меня, находилось еще несколько женщин, была пропущена.
"Перепись населения" в гетто была предлогом к тому, чтобы задержать евреев 30 ноября 1941 года в своих квартирах.

Я не возвращаюсь больше в гетто

Когда я 28-го июля 1941 года, усталая от работы, возвращась домой, мой отец сообщил мне, что меня спрашивал один латыш. Я была убеждена, что буду арестована. Латыш пришел еще раз, и я узнала латвийского офицера, с которым я познакомилась в феврале во время русской оккупации, впоследствии я ничего не слыхала о нем и даже его имени я не могла вспомнить.
Этот офицер вспомнил меня, когда Рига была занята немцами и были введены законы против евреев, нашел меня и предложил мне свою помощь. Он вышел из армии и поступил служащим на строительное предприятие. Он снял комнату у знакомого в доме, где я жила со своими родителями.
Во время массовых грабежей он оказывал помощь всем еврейским жителям дома, пряча их дорогие вещи, и если он был дома, то защищал их.
Сразу же после вступления немцев евреям было запрещено посылать и получать письма. И так как выяснилось, что мы могли положиться на него, то мои родители и я поддерживали через него письменную связь с нашими бывшими знакомыми. Иногда мы получали от знакомых из деревни на его адрес посылки с продовольствием.
15 октября я переселилась в гетто. Когда я жила уже в гетто, я ходила иногда вечером после работы без звезды Давида к этому офицеру. Поскольку я получала на его адрес посылки с продовольствием и я не решалась брать с собой в гетто больше крохотного кусочка масла или нескольких кусков хлеба, то я должна была часто посещать его, даже рискуя жизнью. Иногда мне удавалось проскользнуть при контроле через ворота гетто и пронести что-нибудь для моей голодающей семьи.
Моя мать придумала остроумную систему. Она набивала газетами мои ботики, которые я одевала на домашние туфли. Когда я вечером возвращалась в гетто, то в каблуках вместо газеты я часто приносила немного продуктов. Кроме того, я насыпала немного крупы в промежуток между домашними туфлями и ботиками. Голод в гетто был ужасный, и мы считали себя счастливыми, если у нас было покушать несколько картофелин или так наз. "пудинг" из картофельной шелухи.
В ноябре я работала еще в той же самой эсэсовской части, но в отделении на Альбертштрассе, 7. Там я не получала никакой еды. Каждый вечер, прежде чем возвратиться в гетто, я должна была явиться под охраной в главное управление вышеназванное части на Мариенштрассе, 4. Иногда латышская служанка давала мне покушать остатки из тарелок немецких эсэсовцев.
Вечером 29 ноября на пути в гетто я выскользнула из своей группы, так как утром я заметила, что количество нашей группы не записали, и побежала к знакомым, у которых жил офицер. Я рассказала о последних событиях в гетто и офицер уговорил меня не возвращаться больше туда.
Утром 30.XI я опять пошла на свое место работы и надеялась, что мне удастся незаметно смешаться с моими товарищами по работе. Я пришла на кухню и никого не нашла там. Квартира была пуста, никого из немецких офицеров там не было. Я присела в комнате, ожидая наступления темноты, вдруг немецкий офицер открыл дверь квартиры, но пошел в соседнюю комнату, меня он не видел. Когда стало темно, я снова пошла к моим друзьям.
Ночью 30.XI я спала спрятанная в квартире моих друзей. В той же самой квартире, кроме моих знакомых, жили еще два сотрудника латвийской полиции охраны и порядка, у них сидели женщины. Они справляли вечеринку. Зазвонил телефон, стены были тонкие, я проснулась и услышала, что говорили. Этим двоим полицейским их начальник приказал тотчас же итти в гетто. Возмущенные, они покинули квартиру.
Кто-то постучал в мою дверь, я открыла. Мой знакомый вошел, плача, в мою комнату. Он рассказал мне, что полиция охраны и порядка дала тревогу, и все полицейские должны тотчас же явиться вместе с командой АРАЙСА в гетто, они должны были охранять отправку евреев на расстрел.

Массовые убийства, 30 ноября 1941 года

Все трудоспособные евреи, которые не были женаты, должны были переселиться 29 ноября в отведенную для них часть гетто. Женатые трудоспособные мужчины должны были переселиться также в эту часть гетто, но они получили разрешение остаться вместе со своими семьями до 1-го декабря.
Вечером 30 ноября в ту часть гетто, где жили еврейские семьи, пришли члены команды АРАЙСА и сотрудники полиции охраны и порядка немецких войск СС. Они врывались в квартиры, стаскивали людей с постели под предлогом, что их будут переселять в другой лагерь и взяли таким образом около 15.000 евреев. Имеющиеся ценные вещи евреи должны были взять с собой.
Много детей было расстреляно еще на месте - в гетто. На глазах у родителей их кололи штыками. Старые евреи, которые не могли итти, также были убиты прикладами на месте.
На следующее утро в гетто было найдено 700 трупов зверски убитых евреев.
Команде, которая была откомандирована в гетто для массовых убийств, предварительно выдали водки.
Прежде чем покинуть гетто, убийцы открыли по окнам квартиры стрельбу.
Часть евреев была выстроена в колонны, другие погружены на грузовики и автобусы. Автомашины под строгой охраной полицейских с ружьями наготове поехали в неизвестное евреям направлении.
Выстроенных в колонны несчастных повели вдоль Латгалерштрассе (Москауэрштрассе) в направлении к Скиротава. Длинные колонны охранялись с обеих сторон вооруженными полицейскими.
Евреи не имели никакого представления, какая судьба их ожидает, они думали, что их переводят в другой лагерь в Саласпилс.
Молодая еврейская женщина с ребенком на руках спросила полицейского Фрициса ВАЙДЕЛИСА (Weidels) "Куда нас ведут?" Он ответил: "Скажите мне, куда вы спрятали ваши драгоценности, тогда я вам скажу правду". Когда она сказала ему, что ее оставшиеся драгоценности зарыты во дворе ее квартиры в гетто в определенном месте, он ответил ей: "Вас везут на расстрел".
В пути с евреями обращались самым жестоким образом. Их били дубинками, кололи штыками и били прикладами. Людей, падавших в изнеможении, истязали и если они не приходили в себя, то их убивали или расстреливали. У матерей, которые были не в силах нести своих детей, выхватывали детей из рук и убивали на краю дороги.
Позади колонны ехали пустые грузовики. Убитых по дороге бросали в эти машины.
Рабочие, которые ранним утром 1 декабря ехали на трамвае № 5 по улице Латгалерштрассе на работу на фабрику "Квадрат", видели это траурное шествие и слышали жалобные стоны несчастных. На краю дороги рабочие видели трупы стариков, женщин и детей, вдоль всей дороги валялись жалкие чемоданчики и узелочки, которые побросали уставшие евреи.
Вблизи фабрики "Квадрат" колонна была остановлена. Большая лужайка была плотно окружена полицейскими. Небольшими группами несчастных подводили к огромной яме. Яма эта была вырыта заранее русскими военнопленными и евреями, которые не имели никакого представления, для какой цели она будет служить. На пути к яме стояли большие деревянные ящики, в которые евреи должны были бросать свои ценные вещи, многие евреи уже поняли, что они будут убиты, и поэтому бросали свои последние ценности, которые они попрятали под одеждой, просто на дорогу, в надежде, что латыши и немцы их не найдут. Многие еврейские женщины в волнении забывали бросать в ящик свои серьги, на краю ямы убийцы срывали у них серьги вместе с ушными мочками.
На краю ямы евреи должны были раздеться и прыгать в яму. Там они должны были встать на колени. Полицейские и члены команды АРАЙС стояли на краю ямы и избивали евреев палками и дубинками. Затем немецкие эсэсовцы и вышеупомянутые полицейские открыли по евреям огонь из пулеметов. Так как убийцы были совершенно пьяны, то они не были в состоянии сразу убить свои жертвы. Многие были только ранены.
После того, как была убита одна группа, другая должна была стать на колени на убитых и раненых; их также истязали и затем убивали.
Еврейских детей подбрасывали в воздух и стреляли по ним, как по цели.
Один охранник рассказал моему знакомому Карлису ДОКТОРОВСУ, что он также участвовал в расстрелах евреев. У еврейки, которая была подведена к яме, он взял из рук ее примерно двухгодовалого мальчика. Ребенок, сидя у него на руке, начал считать пуговицы на его форме. Когда ребёнок увидел, что все стоившие на краю ямы евреи раздеваются, он опросил: "Дядя, я тоже должен снять, свою рубашечку?" Даже полицейскому стало жаль ребенка, и он застрелил его, чтобы его не мучили перед смертью, как других еврейских детей.
Русские военнопленные рассказывали потом, что они должны были 1 декабря засыпать яму, откуда они слышали еще несколько часов после расстрела жалобные стоны и крики.
В ту же ночь тысячи немецких евреев, привезенных из Германии, вместе с латвийскими евреями были расстреляны на той же поляне.
В последующие дни к общей могиле приходили латышки и граблями перерывали землю в поисках драгоценностей, брошенных евреями.
Полицейский Борис РОВЕ, проживающей по Заубес иела, рассказал, что он не мог смотреть, как другой пьяный полицейский бил палкой еврейку, которая уже лежала раненая в яме. Он вырвал палку из рук пьяного.
Латвийский студент рассказал позже, что он лично расстрелял в эту ночь 3.000 евреев. После, в отеле "Зауле" он покончил жизнь самоубийством.
Латвийский студент Петер ЭГЛИТИС (Eglitis) (Вольдемарштрассе, 8), находившийся на службе в гестапо, рассказал, что он разбогател в эту ночь, так как он расстрелял очень много евреев и присвоил себе драгоценности.
Латвийский летчик Герберт ЦУКУРС (Сukurs), прославившийся своим полетом в Африку, особенно проявил себя при убийстве еврейских детей. В Риге его называют "Жиду бенде", т.е. убийца евреев.
Латыш Арвидс СИПОЛС (Sipols) (Юмарштрассе, 20) прославился позже тем, что сам расстрелял своих знакомых евреев, которые жили раньше вместе с ним в одном доме.
Латвийский комендант гетто, оберлейтенант ДАНСКОП, играл исключительно большую роль в убийствах евреев.
После массового убийства ДАНСКОП отправился в гетто и заставлял евреек, которых он видел на улице, выстраиваться перед ним, а затем без всякой причины, из простого садизма, он расстреливал каждую четвертую женщину. Позже он был смещен со своего поста, и на его место был назначен КРАУЗЕ, основатель гетто.
Хозяйственным комендантом гетто был латвиец БРОДЕРС (Broders).

7 декабря 1941 года

Оставшиеся в гетто евреи думали, что другие вывезенные евреи привезены в лагерь в Саласпилсе. Жизнь в гетто пошла своим чередом дальше - снова была введена трудовая повинность.
Вечером 7-го декабря еврейские полицейские в гетто получили приказ объявить, что оставшиеся в гетто евреи будут переведены в другой лагерь. Снова повторились страшные события 30-го ноября 1941 года.
Живыми остались только трудоспособные мужчины, которые еще до 30 ноября переселились в предназначенную им часть гетто, и около 300-400 женщин, в большинстве случаев портнихи. Несколько старых женщин и мужчин и 13 детей совершенно случайно остались живы.

Преобразование гетто

После массовых убийств рижское гетто было разделено на три части.
После 7-го декабря на внешней стороне проволочного забора гетто были вывешены плакаты со словами: Кто будет грабить, тот будет расстрелян!
В самом гетто и вне его за проволочным заграждением после 7-го декабря выставлялись для охраны помимо латвийских часовых также немецкие. Никто и даже из членов команды АРАЙСА или сотрудников в полиции охраны и порядка не имели права без разрешения посещать гетто. В гетто стояли открытыми квартиры убитых евреев со всей мебелью, бельем и одеждой.
Несмотря на запрещение, латвийские полицейские и члены команды АРАЙС ночью неоднократно пробирались сквозь проволочные заграждения и грабили квартиры.
Часто дело доходило до вооруженных столкновений между немецкими часовыми и грабителями.
Из Германии неоднократно прибывали транспорты евреев в Рижское гетто.
Одну часть реорганизованного гетто населяли трудоспособные рижские евреи (мужчины). 300-400 еврейских женщин были размещены в другой части. В третьей части, т.е. в квартирах убитых рижских евреев, были размещены немецкие евреи - мужчины, женщины, дети. У немецких евреев по пути в Латвию были отобраны все их пожитки. Они также должны были отбывать трудовую повинность.
Контроль у входа в гетто ежедневно не производился; устраивались только обыски на выборку. Если у еврея находили продукты, то комендант гетто КРАУЗЕ избивал его собственноручно. За большие "преступлений" (как попытка пронести в гетто кусочек масла или другие продукты) евреев публично вешали, все жители гетто должны были присутствовать на казни.
Комендант гетто КРАУЗЕ сам осуществлял эти смертные казни, выступая в качестве помощника палача.
Он часто приходил в гетто, чтобы дать волю своим садистским инстинктам. Если он замечал еврейку с красивыми волосами, то обстригал ее наголо. На кладбище он расстреливал провинившихся мужчин и женщин. Убитых должны были хоронить сами евреи.
После своих гнусных поступков он шел всегда гулять по улицам гетто вместе со своей женой и ребенком.
Неоднократно евреи должны были собирать ему большие суммы денег, чтобы откупиться от массовых расстрелов, которыми он угрожал. Получив изрядную сумму денег, он прекращал террор на короткое время.
В 1942 году КРАУЗЕ издал следующий приказ:
Если у кого-либо в квартире в гетто находили деньги или дорогие вещи, то все жители этого дома расстреливались. По-прежнему часто производили домашние обыски.
Евреи были вынуждены, рискуя жизнью, прятать свои еще оставшиеся у них дорогие вещи.
В начале 1943 года все еврейские полицейские в гетто были собраны и расстреляны эсэсовцами. Во время расстрела некоторые полицейские, которые в первый момент не были убиты, пытались убежать. Эсэсовцы стреляли по бежавшим и при этом, попали в одного эсэсовца, который остался лежать мертвым. На месте, где оп упал, был поставлен памятник.
Немец, член НСДАП, Мартин ХАНКЕ из Тильзита, заведовавший украденными еврейскими вещами, тайно с помощью 11 рабочих переправил в свою квартиру на Фриденштрассе, 29 в Риге одежду, обувь и шерстяные чулки, предназначенные для немецкой армии. Эти утаенные вещи он отослал со своей дочерью и женой в Германию. Так как он боялся, что через этих евреев станет известно, что он присвоил вещи, предназначенные немецкой армии, он расстрелял всех 11 евреев. Его жена сама говорила об этом, своим знакомым. Я поддерживала связь с гетто через одного из этих 11-ти евреев.
Евреи, которые работали в немецких частях, размещались в лагерях, поблизости от их рабочих мест. Они работали в немецких госпиталях, в дезинфекционных камерах, в немецких автомастерских, на фабрике ВЕР и т.д. В городе евреи работали в различных мастерских, как, например, в швейной мастерской государственного комиссариата.
В гетто сразу же после больших расстрелов были устроены мастерские. Эти мастерские работали на немецкую армию, на областной комиссариат (Gebitskommisariat), государственный комиссариат, для Службы Безопасности и для различных немецких властей.
Евреи, которые работали в городе, жили в лагерях, имели право один раз в неделю ходить в гетто и посещать своих родных и знакомых. Их приводили обычно под охраной в субботу вечером, в гетто, где они могли оставаться, все воскресенье. В воскресенье вечером их снова уводила охрана.
Евреи гетто пытались получить работу в городе, т.к. там их жизнь была в меньшей опасности, чем в гетто.

Ликвидация гетто

В качестве предлога для последнего массового убийства в гетто немцы выставили причину, что евреи якобы имели в гетто большие склады с оружием и готовились к вооруженному восстанию.
В действительности же было небольшое количество оружия, которое было спрятано в плите на кухне еврейского сапожника. Это оружие приготовили молодые евреи, чтобы как можно дороже продать свою жизнь.
От сотрудников латвийской службы безопасности я узнала, что все евреи, которые остались жить еще в гетто, за исключением мастеровых и около 250 женщин, были увезены и расстреляны. Оставшиеся в живых были переведены в лагеря, расположенные вблизи места работы.
Гетто было ликвидировано.
Немногочисленная мебель, белье и одежда убитых евреев были снесены на сборные пункты, находившиеся в различных частях города.
Забор гетто был снесен. В районе гетто теперь живут русские беженцы.
В Риге имелись сборные пункты украденных у евреев вещей.
После массовых расстрелов 30 ноября и 7 декабря вся одежда, которую евреи должны были снимать на краю ямы, была отвезена на вышеупомянутые сборные пункты. Там работали латышки, которые должны были просматривать одежду, так как некоторые евреи зашивали в свою одежду деньги и драгоценности.
Как я уже упоминала, евреи должны были бросать свои украшения по пути к могиле в ящики, выставленные на дороге для этой цели. Самые дорогие украшения немцы и латыши делили между собой на месте.
В лучших еврейских квартирах поселились сотрудники полиции охраны и порядка и члены команды АРАЙСА, разбогатевшие от грабежей при убийствах евреев.
АРАЙС, руководитель латвийской команды безопасности (команда АРАЙСА), ездил по улицам города в элегантном экипаже.
Жены полицейских, которые раньше были в большинстве своем служанками и крестьянками, разряженные ходили по улицам Риги.
Ювелиры ЯКОБСОНС - Айцзаргусштрассе, ЯКОБСОНС в Старом городе, золотых дел мастера МОРОЗОВС и ШМИТХЕН скупали у полицейских украденные драгоценности по ценам до смешного низким. Эти ювелиры стали миллионерами.
"Конфискованные" в свое время из еврейских магазинов и фабрик новые вещи были привезены на один сборный пункт - как я слышала, во дворец д-ра Карлиса УЛЬМАНИСА (бывший латвийский президент), где они охранялись латвийскими полицейскими. Эти полицейские предлагали в городе в обмен на водку меховые пальто, пуховые одеяла, шелковые чулки и т.д.
Каждый латвийский полицейский, служащий, член команды АРАЙС или сотрудник полиции охраны и порядка, Службы Безопасности и т.д. имели право подать заявление своему начальнику с просьбой выдать ему из фондов сборного пункта мебель, белье, предметы домашнего обихода и т.д. Такие заявления в большинстве случаев удовлетворялись.
Все немецкие сотрудники и сотрудницы получали со сборных пунктов комплектную обстановку. Они получали также золотые часы и могли использовать золото для зубных протезов.
Немка Элизабет РОНГЕ, сотрудница Рейхскомиссариата, в Риге получила 4 пары ручных часов с браслетом, радиоаппарат, 2 новых платья, пальто, костюм и т.д.
В районе ликвидированного гетто был устроен аукцион, на котором латыши и латышки стояли в очереди, чтобы получить туда доступ. Все оставшиеся в гетто вещи были проданы с аукциона по ценам до смешного низким.
Желание латвийцев было выполнено. Зверскими массовыми убийствами они освободились от "внутреннего врага" - евреев.
Они назвали убийство евреев "Dziesmu svetki", т.е. "праздником песни". Праздник песни - теперь самый большой праздник латвийского народа и отмечается очень торжественно.
Команду АРАЙСА они называли "капеллой АРАЙСА", так как эта команда при убийствах "играла первую скрипку".

Убийство евреев в провинциях Латвии

После вступления немецких войск в Ригу, когда еще велись бои между немцами и русскими на латвийской земле, в большинстве провинциальных городов евреи были убиты латышами.
В моем родном городе Гольдинген (Кульдига) в первые же июльские дни были убиты наиболее уважаемые евреи. Остальные евреи были изгнаны из своих квартир и заперты в синагоге.
Латыши Карлис БРИКЕРС и его брат, а также Вальдис ГРАНОВСКИС и ФИБИГС организовывали убийства евреев и привозили в лесок, лежащий вблизи города, заставляли вырыть себе могилу и затем расстреливали.
В мою девятилетнюю кузину ХеллуХОЛЬЦМАНН они не могли попасть сразу, так как были пьяные. Она молила пощадить ей жизнь. Убийца БРИКЕРС закричал: "Разве никто не может убить такую маленькую жабу?" Он подбросил мою сестренку в воздух. На землю она упала мертвой.
Еврейки - м-м Нану ГИТТЕЛЬЗОН, фрейлин КАТЦ и м-м ФЕЙТЕЛЬБЕРГ были только ранены и им удалось после того, как убийцы ушли, добраться до города. В Красном Кресте их перевязали. Однако позже они были пойманы и расстреляны.
Свидетелем этих убийств был латыш, который незаметно в лесу все видел. Он рассказал об этом моим знакомым в Риге.
В Модонне евреи должны были сами сжечь синагоги. При этом присутствовал окружной начальник РЕЙНЕКС. Латыш Роберт ШПРОГИС принимал участие в сожжении синагог.
Евреев привели в школьное здание, где их мучили несколько дней. Служащие немецкой полевой жандармерии и латыши - студент Билис КИНКЕРС и БОГДАНОВС принуждали молодых евреек к сожительству, обещая, что спасут их от расстрела. Дочери торговца КАЦИНА, студентки рижской консерватории, отказывались: "Лучше мы умрем честно, чем будем опозорены" - заявили они. Все они были расстреляны.
Все ценности евреев из Модонн были проданы в полицейском участке полицейским чиновникам по ничтожным ценам.
Все это я узнала через чиновника полиции этого города.
Во всех городах Латвии, где евреи были убиты, на подъездных дорогах был установлен щит с надписью: "свободен от евреев".
Во время расстрелов в Модонне латвийские полицейские чиновники фотографировали немецкую полевую жандармерию, которая расстреливала евреев. Они делали эти снимки с намерением, чтобы доказать впоследствии миру, что за эти зверства ответственны немцы.

Смешанные браки

Евреи, женатые на арийках, должны были вместе с другими евреями переселиться в гетто. Жены их имели право свободно проживать в городе. Дети таких пар в большинстве случаев могли оставаться в городе. Некоторые арийки, вышедшие замуж за евреев, обращались в областной комиссариат с просьбой разрешить их мужьям-евреям остаться в городе. В подобных просьбах всегда давался отказ.
Еврейки, которые вышли замуж за арийцев, получали также продовольственные карточки, как и остальные евреи, но им разрешали остаться вместе со своими семьями. Позже немцы издали приказ, что только те еврейки, вышедшие замуж за арийцев, могут не ехать в гетто, которые подвергнут себя стерилизации. Большинство согласилось подвергнуться этой операции.
В Риге имелось около 400 смешанных браков.

Судьба иностранных евреев

С немецкими евреями, которые проживали в Риге, обращались так же, как и с латвийскими. Они также должны были в установленные сроки переселиться в гетто.
Евреи-иностранные подданные имели право ходить по улицам без звезды Давида. До февраля 1942 года они имели право сохранить свои квартиры в городе. В феврале немецкая тайная полиция арестовала всех иностранных евреев. Они были частично расстреляны, частично интернированы в центральную тюрьму.

2/III-1945


61. Записка НКГБ СССР в ГКО

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
экз. № 4

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

  товарищу СТАЛИНУ
товарищу МОЛОТОВУ
товарищу БЕРИЯ



НКГБ СССР сообщает содержание директивы английского Исполкома Политической Войны для английской прессы от 3 января 1944 года о политике английского правительства по вопросу о польских границах.
Содержание этой директивы получено резидентом НКГБ СССР в Лондоне агентурным путем:
"Рижский договор появился в свет после отступлений русских армий от предместий Варшавы в 1920 году. 12 октября 1920 года в Риге было заключено перемирие и 30 апреля 1921 года был подписан и вступил в силу Рижский договор. Пилсудский отказался от своей идеи создания цепи буферных государств между Польшей и Россией. Белорусские и украинские земли были поделены между Польшей и Россией, в результате этого Польша получила территорию, которую она потеряла со времени второго раздела Польши в 1793 году. Граница между Польшей и Россией шла от реки Двина по русско-латвийской границе и затем почти прямо на юг к Збручу, до его слияния с Днестром.
В 1939 году русские армии вошли в восточную Польшу и согласно русско-немецкого соглашения от того же года была установлена линия Риббентроп - Молотов, которая грубо говоря шла по середине Польши и являлась границей между Россией и Германией. В советско-польском соглашении 1941 года советское правительство признало, что советско-германский договор 1939 года о территориальных изменениях в Польше утратил свою силу.
На базе проведенного в 1939 году плебисцита, советское правительство претендует теперь на то, что польские территории односторонне включенные в 1939 году в состав Советского Союза являются советскими территориями.
Польское правительство в эмиграции не соглашалось на территориальные притязания Советского Союза. В свое время по случаю подписания советско-польского соглашения, правительство его величества дало польскому правительству заверение, что оно не признает территориальных изменений, которые произошли в Польше с августа 1939 года. В результате разрыва дипломатических отношений между советским правительством и польским правительством, теперь, когда советские войска пересекут польскую границу, - Польша, союзник Великобритании и США, окажется оккупированной недружественной страной, которая однако в то же время является союзницей Великобритании и США.
Есть надежда на то, что текущие переговоры могут повести к разрешению польско-русских проблем и достижению взаимопонимания по вопросу об исправлении границ после поражения Германии, однако нет уверенности, что дипломатические отношения между этими двумя странами будут восстановлены в ближайшем будущем.

Примечание: Вышеуказанная часть сообщается только для Вашего сведения и руководства, но не должна воспроизводиться в печати.

До получения дальнейших инструкций Вам надлежит строго придерживаться нижеследующих указаний:
1. Когда Красная Армия пересечет линию, установленную Рижским договором, вы должны сообщать "пересекли границу 1939 г.", а не "вступили в Польшу".
2. Мы не должны делать каких-либо заявлений или предположений, которые будут противоречить тому, что граница, установленная рижским договором является ныне границей "де юре" между Россией и Польшей.
3. Мы не должны заявлять или предполагать, что какая-либо территория, находящаяся западней границы, установленной рижским договором, является в настоящее время территорией, принадлежащей не Польше, а какому-либо другому государству.
4. Мы должны избегать выставлять какие-либо аргументы в отношении притязаний Польши или русских на свои границы или рассуждать о будущих границах между Польшей и Россией.
5. Мы должны в крайнем случае признать наличие разногласий между Россией и Польшей только по вопросу о границах и должны указывать, что правительство его величества делает все возможное для того, чтобы эти разногласия были ликвидированы путем дружеской договоренности между этими странами.
6. Следует продолжать не только по-польски, но и на других языках давать фактические материалы об эффективном сопротивлении немцам со стороны польского нелегального движения, которое проводит свою работу в согласии с польским правительством в Лондоне и показывать как поляки ведут борьбу против противника в течение четырех лет в условиях жестоких репрессий со стороны врага.
7. Продолжать (избегая каких-либо намеков на русско-польский кризис) обращать должное внимание на деятельность польского правительства в других областях".


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ СОЮЗА ССР


(КОБУЛОВ)


Разослано:
1 экз. - т. Сталину
2 экз. - т. Молотову
3 экз. - т. Берия

12.I.1944 г.

 

62. Записка НКГБ СССР в ГКО

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ


товарищу СТАЛИНУ
товарищу МОЛОТОВУ
товарищу БЕРИЯ



НКГБ СССР сообщает содержание телеграммы № 2026 от 25 ноября 1943 года английского министерства иностранных дел английскому послу в Москве.
Содержание телеграммы получено резидентом НКГБ СССР в Лондоне агентурным путем.
"Поставленный Советским правительством принципиальный вопрос об участии в Международном Комитете союзных советских республик нами рассмотрен. Мы решили не давать Советскому правительству ответа на этот вопрос без консультации с американским правительством и нашими доминионами, с которыми мы должны немедленно посоветоваться, поставив на их обсуждение следующие альтернативные решения:
а) Не давать Советскому правительству никакого ответа, выжидая возможной постановки им подобного рода требования в отношении участия союзных советских республик в других международных организациях, которым Советское правительство может придавать большее значение, чем Комитету по расследованию преступлений немцев во время войны.
б) Поднять этот вопрос в европейской консультативной комиссии. Но при решении этого вопроса мы будем иметь большие затруднения.
Если мы примем советское предложение, то это будет означать признание всеми правительствами, участвующими в Международном комитете, советских западных границ, и наряду с этим признание включения прибалтийских государств в состав Советского Союза.
Последнее представляет для нас непреодолимую трудность".


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ СОЮЗА ССР


(КОБУЛОВ)



Разослано:
1 экз. - т. Сталину
2 экз. - т. Молотову
3 экз. - т. Берия

" " января 1944 г.


63. Сообщение Первого управления НКГБ СССР в НКИД

4 августа 1944 г.


НКИД СССР
тов. ВЫШИНСКОМУ



Сообщаем содержание телеграммы английского министерства информации от 19.VII.44 г., адресованной всем английским представителям за границей.
"В дополнение к нашей телеграмме № 506.
Избегайте употреблять выражение "балтийские государства". Вместо этого называйте их - "Латвийская, Литовская и Эстонская республики". Этот термин нас ни к чему не обязывает и не может вызвать обиду со стороны СССР".


НАЧАЛЬНИК I УПРАВЛЕНИЯ НКГБ
СОЮЗА ССР


(ФИТИН)

 


64. Информация резидентуры НКГБ СССР в Стокгольме



НКГБ СССР сообщает агентурные данные, полученные
нашим резидентом в г. Стокгольме, об активности союзников
в отношении Советской Прибалтики

В первых числах августа бывшие миссии прибалтийских стран в Стокгольме получили от американского правительства деньги, якобы, для эвакуации евреев из Прибалтики. Эстонская миссия получила 500 тысяч, Литовская 250 тысяч и Латвийская 200 тысяч шведских крон. Часть этих денег израсходована для покупки мелких военных судов. Среди прибывших в Швецию беженцев почти нет евреев, и, по всем признакам, эвакуированные лица готовятся для будущих прибалтийских антисоветских формирований. Часть из них отбирается англичанами и американцами для разведывательной работы в Советской Прибалтике. Вышеуказанные суммы денег прибалтийским миссиям выдал финансовый атташе американской миссии в Стокгольме УЛЬСЕН. Суда, перевозящие беженцев из Прибалтики, шведское правительство снабжает горючим, и для подкупа немецких чиновников в Прибалтике шведы выдали крупные суммы в золоте.
В конце августа с.г. редактор газеты "АТ" ЛИНДБЕРГ рассказал нашему источнику, что по поручению шведского МИД'а, для эвакуации прибалтийского населения в Швецию, на острове Готланд в городе Слите создан специальный пункт под руководством латыша СИДЛИЦ, ранее работавшего в отделе пропаганды бывшего латвийского правительства. Задачей СИДЛИЦ является также распределение беженцев в Швеции. Всех прибалтийских беженцев направляют в Стокгольм, где они получают хорошую работу, а лиц, настроенных просоветски и бежавших от немцев, направляют в рабочие лагеря и на лесные работы.
Перевозка беженцев разрешена шведским правительством, потребовавшим от организаторов переправы сохранения конспирации перед немцами, чтобы избежать репрессий против семей бежавших, и перед союзниками, чтобы избежать нажима или вмешательства по выдаче гитлеровской агентуры, бежавшей в Швецию. Шведские власти категорически запретили газетам помещать информацию о беженцах.


(В. Меркулов)



" " сентября 1944 г.


65. Документ английской разведки



Из справки английской разведки о наиболее важных донесениях за неделю по 2/IХ-44 г.

Прибалтийские государства

Эстонцы и немцы

Имеется сообщение о том, что 25-го июля инспектор эстонских добровольческих войск вместе с группой эстонских офицеров обратились к германскому главному комиссару по делам Эстонии ЛИЦМАНУ с предложением, чтобы в целях облегчения организации эстонского народа для защиты Эстонии против Красной Армии германское правительство дало бы обещание восстановить полную независимость Эстонии и предоставило бы больше свободы действий эстонским властям. Неделю спустя ЛИЦМАН ответил, что германское правительство не считает, что ход войны на русском фронте мог быть изменен политическими мероприятиями. Позиция Гитлера в этом вопросе такова, что положение и права малых европейских наций в случае победы Германии должны определяться размером помощи оказанной ими Германии во время войны.


66. Записка НКГБ СССР в ГКО


Сов. секретно


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
т. СТАЛИНУ
НКИД СССР т. МОЛОТОВУ В.М.
НКВД СССР тов. БЕРИЯ Л.П.



" " сентября 1944 г.

НКГБ СССР представляет при этом в переводе на русский язык секретный доклад Бюро Стратегических Служб (разведки США), составленный 6 марта 1944 года: "Военные убытки русских и возможная сумма репараций".
Текст доклада получен в США агентурным путем.

Приложение: По тексту на 25 листах.


НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
СОЮЗА ССР


(В. МЕРКУЛОВ)



Разослано:
1 - экз. т. Сталину
2 - экз. т. Молотову
3 - экз. т. Берия
4 - экз. Секр-т НКГБ
5 - экз. Секр-т I Упр.
6 - в дело

Совершенно секретно.



СЕКРЕТНЫЙ ДОКЛАД

Бюро Стратегических Служб, датированный 8 марта 1944 года, на тему о понесенных русскими убытках и возможной сумме репараций, которую потребуют русские.


ВОЕННЫЕ УБЫТКИ РУССКИХ И ВОЗМОЖНАЯ СУММА
РЕПАРАЦИЙ

Часть 1

ОБЩЕЕ ЗАЯВЛЕНИЕ



Данный документ представляет предварительные данные о различных военных убытках, которые могут послужить основой для определения русскими суммы репараций после войны. Часть первая заключает общие итоговые данные. Вторая (дополнительная) часть представляет детальное описание примененных статистических методов.

Оглавление

Часть 1. Общие сведения.
Обзор и выводы.
А. Введение.
Б. Возможные основания для установления русскими суммы репараций.
В. Ориентировочное определение военных убытков, понесенных русскими.
1. Материальные убытки.
2. Текущее производство, захваченное немцами.
3. Пенсии и пособия.
4. Возмещение за принудительный труд.
5. Прочие убытки, понесенные гражданским населением.
6. Материальные убытки и личный ущерб, понесенные гражданами в районах, присоединенных к СССР в 1939-40 г.г.
Г. Военные расходы.
Д. Пересчет военных убытков, понесенных русскими, в доллары и немецкие марки.
Е. Пояснения.

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ и ВЫВОДЫ

1. Ряд публичных заявлений по вопросу о репарациях, сделанных в России видными деятелями, не входящими в состав правительства, свидетельствует о том, что Россия намерена получить крупные компенсации от государств-агрессоров за причиненные ими убытки.
2. Политика русского правительства в отношении репараций входит составным элементом в его общую политику по послевоенным вопросам и, вероятно, в настоящее время еще окончательно не определилась.
Неотложные требования восстановления хозяйства и общественное мнение страны определят минимальную сумму репараций, которую русские потребуют от разбитого противника. Однако, в случае необходимости, русские сумеют провести восстановление своими собственными силами, приложив усилия, подобные тем, которые потребовались для Третьего Пятилетнего плана.
Ряд выступлений в России признает, что послевоенный экономический потенциал противника определит максимальную сумму репараций, и опирается в качестве основного принципа на то положение, что будет несправедливо, если государства-агрессоры окажутся после войны в более благоприятном "экономическом положении", чем Россия.
3. Если русские потребуют репараций, то размеры их требований и, особенно, их доля в общей сумме платежей держав оси будут зависеть от следующих факторов:
а) Категории убытков, которые будут включены в требование.
б) Оценка в рублях различного вида убытков.
в) Валютный курс, по которому стоимость рубля будет переводиться в валюту, в которой будут исчисляться репарации.
4. Вопросы, связанные с пунктами "б" и "в" § 3, относятся к области статистики, но вопросы, вытекающие из пункта "а" § 3, должны быть разрешены путем политических переговоров.
5. Приблизительные размеры различного вида убытков, которые русским причинены войной, указываются в параграфах с 6 по 11. Если русские пожелают установить размеры понесенных убытков путем обычных статистических методов, то приводимые ниже данные отразят возможное соотношение по величине между отдельными видами убытков, по которым они потребуют возмещения.
Подсчеты произведены в долларах 1937 года по курсу, установленному для оценки производства промышленности, в размере 8 рублей за доллар. По официальному валютному курсу 1937 года, т.е. по пять рублей за доллар, суммы в долларах будут на 60% больше.
6. Материальные убытки. Судя по заявлениям русских, компенсация за эту категорию убытков, должна занимать первое место. Общая сумма материальных убытков, понесенных ими в результате военных разрушений или в результате реквизиций, проведенных немцами, определяется в 13 миллиардов долларов. В эту сумму не входят убытки, понесенные районами, присоединенными к СССР в 1939-40 г.г. Если, что весьма вероятно, русские потребуют репараций и за убытки, понесенные этими районами, надо будет добавить к указанной сумме еще 4 миллиарда долларов.
Следует отметить, что общая сумма материальных убытков (по русской территории в границах до 1939 года) достигает одной пятой всей довоенной стоимости собственности, а в целом составляет меньшую сумму, чем сумма вложений, предусмотренная Третьим Пятилетним планом.
7. Пенсии. Русские представители определенно указывают на выплаченные ими военные пенсии, как на статью, которую следует включить в сумму репараций. Если это будет проведено в жизнь, то общая сумма репараций значительно увеличится, хотя, учитывая низкий уровень русских пенсий, увеличение суммы будет не столь значительно, как этого можно было бы ожидать. Учитывая потери, понесенные русскими только до июля 1944 года, можно определить, что после войны русские должны будут взять на себя заботу об обеспечении 1.800.000 человек инвалидов и их родственников и родственников 4,5 миллионов убитых. Полагают, что общая сумма пенсий, подлежащих выплате этим лицам по существующему русскому закону о пенсиях, составляет 17 миллиардов долларов. При капитализации из 4%, общая сумма пенсий будет представлять стоимость в 10 миллиардов долларов. Если, как например в Версальском договоре, в сумму репараций будет включена стоимость пособий, выдаваемых родственникам лиц, находящихся в армии, то сумма репараций увеличится на 1,5 миллиарда долларов.
При заключении Версальского договора размер французской пенсии был принят в качестве стандарта для оценки стоимости пенсий всех остальных стран, требующих репараций. Если после настоящей войны за стандарт будет принят размер пенсий стран, платящих более высокие пенсии, как например Англия и США, то сумма, потребная русским для оплаты пенсий, будет значительно выше указанной.
8. Личный ущерб, причиненный гражданам. Если русские последуют примеру Версальского договора, то они включат в сумму репараций, помимо указанных статей, также убытки, понесенные отдельными гражданами в результате военных действий и зверств со стороны противника. В эту статью могут быть включены прежде всего следующие пункты:
а) Убытки, нанесенные насильно отправленным в Германию рабочим. Убыток, нанесенный этим лицам низкой оплатой их принудительного труда в Германии, может быть оценен в 1 миллиард долларов.
б) Зверства. Заявления русских о числе мирных граждан, убитых немцами, ясно указывают, что включение убытков, нанесенных таким образом, значительно увеличит размеры предусматриваемых репараций, но в силу необходимости эта сумма будет совершенно произвольной.
9. Военные издержки. Включение этой статьи значительно увеличит абсолютную величину русских репарационных требований, но уменьшит их удельный вес. По этой причине возможно, что русские последуют примеру Версальского договора и не будут настаивать на включении этой статьи. До сих пор в своих заявлениях русские не рассматривали военные издержки в качестве статьи, которая в будущем окажется включенной в подсчет репараций.
Если расходы на оборону взять в основу определения военных расходов, общая сумма этой статьи достигнет 71 миллиарда долларов за три года, истекающие в июне 1944 года.
10. Итоги:

В миллиардах
долларов.


а) Материальные убытки по стране в границах до 1939 года,
включая материалы, реквизированные немцами .....................................................18
б) Материальные убытки в районах, присоединенных к СССР
после 1 сентября 1939 года .................................................................................4
в) Военные пенсии и пособия (капитализированные по состоянию в настоящее время).....12
г) Личные убытки граждан:
1) в связи с принудительной отправкой на работу в Германию ..................................1
2) в связи со зверствами ...................................................................................-
д) Военные расходы ......................................................................................71

11. Вышеуказанные данные учитывают убытки, которые могут быть понесены до июля 1944 года. Если немцы не предпримут нового наступления, то военные действия, которые будут продолжаться после этой даты, не приведут к значительному увеличению материальных потерь. Все прочие виды убытков будут возрастать, примерно, в прямой пропорции к продолжительности войны.

А. Введение



1. В конце прошлого лета вопрос о репарациях стал предметом открытого обсуждения в России. Целый ряд заявлений, сделанных с тех пор в прессе, по радио и другими способами, подчеркивает тот взгляд, что русский народ, так же как и другие народы, пострадавшие от фашистской агрессии, имеет моральное и законное право получить компенсацию от агрессоров за убытки и ущерб, понесенные в результате войны.
Одним из первых заявлений, например, является лекция, прочитанная в августе Е.ВАРГА, экономистом и членом Академии Наук СССР (Прим. - ВАРГА Е.С. "О возмещении ущерба, причиненного гитлеровской Германией Советскому Союзу" - лекция, прочитанная в Москве 31 августа 1943 года, затем изданная в виде брошюры). ВАРГА обратил внимание аудитории на беспримерные разрушения, произведенные противником в России, и сделал попытку определения возможной суммы репараций, которую можно потребовать от агрессоров после войны. Он обсудил также некоторые детали методов, при помощи которых эти требования могут быть осуществлены.
Эта лекция, вместе с другими заявлениями, сделанными ВАРГА позднее, является наиболее подробным из всех появившихся до сих пор обзоров проблемы репараций, как она представляется с точки зрения русских. Все другие ораторы, соглашаясь с ним, подчеркивали, что русские ожидают получения репараций за понесенные убытки (Прим. - Ряд выдержек из различных заявлений, представляющих наибольший интерес, включен во вторую часть этого доклада). Сателлиты держав оси (в лекции ВАРГА - Румыния, Венгрия, Финляндия и Италия), так же как и сама Германия, были упомянуты в числе плательщиков.
2. Примечательно, что до сих пор не было сделано ни одного официального заявления со стороны правительства по поводу репараций. Выдающиеся журналисты, ряд профессиональных экономистов и юристов, большинство из которых члены Академии, являются участниками происходящих общественных дискуссий по этому вопросу. Однако в России не может быть сделано никакого публичного заявления по такому важному вопросу без, по крайней мере, молчаливого официального одобрения. Видимо, эти выступления отражают существующее мнение официальных кругов по этому вопросу.
Примечательно также, что одной из функций Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию и установлению преступлений немецких фашистских захватчиков и их сообщников, созданной 2 ноября 1942 года, является учет материального ущерба, понесенного русскими в результате войны. Подробные сообщения, опубликованные этой комиссией по вопросам убытков в отдельных районах, были использованы для определения военных убытков России. Эти данные приведены в дальнейших разделах настоящего документа.
3. Излишне говорить, что политика русских по вопросу о репарациях представляет собою один из неотъемлемых элементов их общей политики по послевоенным вопросам. Поскольку позиция русских в отношении урегулирования послевоенных вопросов будет определяться ходом дальнейших событий и будет особенно зависеть от характера будущего немецкого правительства, сейчас еще нельзя сказать, что политика по вопросу репараций окончательно установлена.
Острые нужды экономического восстановления России все же, вероятно, определят минимальные размеры ее послевоенных репарационных требований. Независимо от соображений экономического характера, народ может быть также настроен в пользу того, чтобы потребовать значительной компенсации от побежденного врага.
Далее, русские ораторы признают, что послевоенный экономический потенциал враждебных стран определит максимальные размеры общей суммы репараций. В этой связи следует отметить, что, судя по заявлению вышеупомянутого ВАРГА: "Одним из принципов, которые должны определить лимит репарационных платежей", является соображение о том, что "будет совершенно несправедливо, если народы, государств-агрессоров окажутся после войны в лучшем экономическом положении", чем русские. "Вопрос о переводе капитала, который представлял столь значительные трудности при обсуждении вопроса о репарациях и политике после прошлой войны", по мнению этого же лица, для Советской России не существует.
4. Как первый шаг в анализе русской послевоенной репарационной политики, настоящий доклад предлагает на рассмотрение подсчеты различных видов военных убытков, понесенных русскими. Если русские будут определять свои убытки по методам, близким к тем обычным, которые использовались здесь, представленные данные отразят приблизительную величину суммы репараций, которую они могут потребовать по тем или иным категориям убытков.
Последующее исследование будет посвящено анализу нужд послевоенного восстановления России и ее политике и рассмотрению того, как эти факторы могут отразиться на выражении ее репарационных требований в форме различных товаров и услуг. Затем мы попытаемся также определить возможные намерения русских в отношении будущего Германии и как они могут отразиться на характере и размерах русских требований в Германии, а также периоде времени, на который будут распределены эти репарации.


Б. Возможные основы для репарационныx требований русских

1. Если переговоры после первой мировой войны могут являться примером, то определению общей суммы репараций, которые следует потребовать от держав оси, будет предшествовать предварительное соглашение о видах убытков, которые будут учитываться при исчислении репараций. Распределение общих поступлений от репараций - вопрос очень важный в войнах, ведущихся союзными силами - зависит в значительной степени от того, какие статьи будут и какие не будут включены в требование о репарациях.
2. Заявления советских деятелей по вопросам репараций свидетельствуют о том, что в проект репарационной суммы могут быть включены следующие статьи (См. вторую часть этого доклада, раздел А - о русских заявлениях по поводу репараций):
а) Материальные убытки, включая живой инвентарь;
б) Собственность, конфискованная немцами, либо захваченная без соответствующего возмещения;
в) Пенсии инвалидам войны, их родственникам и родственникам убитых;
г) Возмещение убытков гражданам, отправленным на принудительные работы.
3. Примечательно, что все перечисленные статьи были включены в Версальский договор, как элементы репарационных требований союзников. В этом договоре союзники также требовали возмещения целого ряда частных убытков, которые точно не определены русскими представителями: убытки граждан, пострадавших от военных действий и жестокостей противника; расходы, произведенные правительствами союзных стран в помощь пленным и их семьям; пособия семьям мобилизованных граждан; убытки в форме штрафов, податей и т.п., нанесенные немцами и их союзниками гражданскому населению. Русские, однако, отнюдь не претендуют на то, что они рассматривают этот вопрос исчерпывающе и систематически. Наличие или отсутствие того или иного пункта в их заявлениях еще не играет решающего значения.
Требование компенсации за штрафы и т.п., взимавшиеся немцами с гражданского населения в прошлую войну, может служить прецедентом, если такой требуется, для требования компенсации за оккупационные налоги, собираемые немцами в течение этой войны. Хотя русских это непосредственно не касается, их представители выражают согласие на включение этой статьи в общее требование о репарациях.
4. Требование возмещения военных издержек, которое после прошлой мировой войны предполагалось к включению в сумму репараций, но затем было исключено, как несовместимое с 14 пунктами, также не упоминается в заявлениях русских. Излишне говорить, что включение этой статьи значительно увеличит абсолютную сумму, которую потребуют русские, но уменьшит их относительное участие в сумме репараций. Вряд ли русские будут настаивать на включении этой статьи в договор о репарациях (БАРУХ Б.М. Вопрос о репарациях и экономических условиях мирного договора (Нью-Йорк, 1920, стр. 21), дает цифры, указывающие, какая доля приходилась бы на каждую страну, обратившуюся за репарациями после прошлой мировой войны, если бы формула о "незаконно причиненных убытках" 14 пунктов проводилась последовательно и если бы были включены военные издержки и "другие статьи". Так, например, доля Франции в первом случае составила бы 43 %, а во втором случае 24 %).
5. При учете этих соображений, нет ничего удивительного, что компенсация за материальный ущерб привлекает главное внимание русских. Их представители явно делают упор на то обстоятельство, что платежи по этой статье должны получить преимущество перед всеми остальными.
6. Русские представители не касались вопроса о том, потребует ли Россия репараций за военные убытки, понесенные в районах, присоединенных к России в 1939-40 г.г., а именно: в Прибалтике, Восточной Польше, Бессарабии. Судя же по заявлениям по поводу вообще своей позиции по отношению к этим районам, более вероятно, что русские потребуют компенсации за все убытки в районах, расположенных в послевоенных границах СССР, независимо от того, были ли эти районы присоединены после 1938 года или ранее.

В. Ориентировочное определение военных убытков, понесенных русскими

1. Материальные убытки. Таблица 1 представляет ориентировочное определение материальных убытков, понесенных русскими в результате войны. Цифры касаются территории в границах, существовавших до 1939 года. Вопрос о материальных убытках, понесенных районами, присоединенными в 1939 и 1940 годах, обсуждается ниже, в параграфе 6.
Статистический метод, при помощи которого были установлены цифры для таблицы 1, и данные, указанные в других параграфах, подробно рассматриваются в части 2 этого доклада. Метод в отношении цифр, указанных в таблице 1, следующий:
а) Почти для всех видов собственности имеются данные советской статистики об общей сумме капиталовложений за несколько довоенных лет. Там, где необходимо, эти статистические данные доведены до июня 1941 года путем экстраполирования на основе дополнительных, часто неполных, сведений (По домашней обстановке и одежде капиталовложения на июнь 1941 года были определены на основе статистических данных о годовых затратах потребителей с учетом изнашиваемости имущества. По пашне и лесу были приняты весьма приближенные данные об убытках, основанные на данных об убытках, примененных в Версальском договоре (см. часть II)).
б) Тот же метод был использован для получения данных на июнь 1941 года в отношении территориального распределения вложений между районами оккупированными и неоккупированными. В тех случаях, когда не имелось довоенных данных по поводу территориального распределения капиталовложений, были использованы другие данные для установления распределения капиталовложений; так, например, по жилищному строительству цифра населения принималась за основу для распределения капиталовложений.
в) Данные относительно материального ущерба в оккупированных районах большей частью основаны на отдельных сообщениях о разрушениях в различных освобожденных ныне районах. Одним из важных источников являются сообщения Чрезвычайной Государственной Комиссии, упомянутые выше. При оценке убытков принималась во внимание собственность, которую при отступлении русские могли эвакуировать до вторжения противника. Эта статья имеет большое значение в отношении промышленного и с.х.оборудования, ж.д.подвижного состава и скота.
г) Особенно трудной является проблема выработки единой оценки для различных видов собственности. Подлинные советские цифры выражают стоимость вложения в разных видах рубля, так напр., "Рубли 1926-27 г.г.", "Рубли 1933 года", "Текущий рубль". Для приведения к общему знаменателю, различные категории вложений переоценены в рублях 1937 года.
Поскольку за последние годы русскими не было опубликовано никаких официальных данных об индексе цен, было сделано самостоятельное вычисление последних изменений в уровне цен. Индекс цен получен путем деления вычисленной стоимости промышленного производства по текущему курсу рубля на официальный советский индекс изменений в физическом объеме промышленной продукции. Полученные таким образом цифры необходимо отражают изменение в уровне цен только на товары произведенные и обработанные. В связи с отсутствием сведений об изменении в уровне цен на с.х.товары, цифры по капиталовложению в поголовье скота и зерно выражены в рубле 1937 года путем использования общего индекса. Известно, что розничные цены на продовольствие увеличились значительно больше, чем общий индекс (индекс в 1937 году составлял 204% к 1926-27 году), но, вероятно, это увеличение отражает большое повышение налога с оборота на с.х.продукцию. Отмечены цифры первоначального вложения в поголовье скота и зерно в рублях 1926-27 г.г. Весьма возможно, что стоимость, выраженная в рублях 1937 года, является заниженной.
а) Оценка всей материальной собственности, за исключением, может быть, только транспорта и средств связи, не занижена.
б) В отношении же тракторов, лошадей и машин, то количество, которое русские отобрали для военных нужд от своего гражданского населения, считается погибшим и включается в сумму военных убытков.
в) Убытки исчисляются на основании оценочных данных, в которых вначале была выражена стоимость собственности в рублях 1926-27 года в сумме 2,8 миллиардов рублей.
г) Ввиду того, что большинство русских жилых строений устарело, эта заниженная оценка собственности значительно ниже суммы, которая потребуется для постройки нового жилого фонда.
д) Эти данные выражены в оптовых ценах. Их стоимость значительно завышена по сравнению с другими оценками в таблице, в связи с налогами, которые включаются во все цены на потребительские товары.

(см. таблицу)
Таблица 1. Ориентировочная оценка материальных убытков, понесенных русскими в этой войне, в рублях 1937 года

 

1

2

3

4

 

Общая
стоимость
собственности в СССР
(в границах
до 1939 г.) к июню 1941 г. (миллиарды)

Стоимость собственности в районах, оккупированных державами оси
(миллиарды)

Стоимость потерянной собственности
(миллиарды)

Процентное
отношение
потерянной собств. к общей сумме собственности в СССР.
3:1

Промышленность: заводы и оборудование, инвентарь
и продукция
в процессе
производства

246,0

99,7

60,4

24,5

Железные дороги и водный транспорт; связь

52,9

25,0

12,6

23,8

Сельское
хозяйство: б)
1. Производственные здания
и оборудование

28,6

14,7

12,0

31,1

2. Ущерб, нанесенный пахотным
землям и лесам

9,0

3. Живому инвентарю и зерновым запасам

5,6 в)

Торговля: запасы
и склады товаров; инвентарь

11,1

4,7

3,9

35,1

Общественные
учреждения,
муниципальные предприятия

40,5

13,3

8,4

20,7

Жилищный фонд (городской и
сельский)

75,6 г)

31,0 г)

12,2 г)

16,1

Предметы домашнего обихода,
личное имущество

100,7 д)

40,3 д)

14,5 д)

14,4

3. Итого

 

 

 

 

1. За исключением ущерба, нанесенного пахотным
землям и лесам, живому инвентарю и зерновым запасам

565,9

228,7

124,0

21,9

2. Включая ущерб, нанесенный пахотным землям
и лесам, живому инвентарю
и зерновым запасам

138,6



Таблица 2. Ориентировочное определение суммы, которую потребуют русские за военные пенсии (Пенсии, зависящие от прежнего заработка солдата, вычислены в настоящей таблице на базе уровня зарплаты в 1937 году).

А. Общая сумма, выплачиваемая за военные пенсии
в миллиардах рублей ................................................................ 128,2
Б. Общая стоимость пенсий, капитализированная из 4%,
в миллиардах рублей .................................................................. 83,6
В. Общая численность пострадавших от войны, которым выплачиваются пенсии (убитые и получившие увечья на поле боя и при прочих обстоятельствах),
в миллионах ............................................................................... 6,2
Р. Средняя стоимость пенсии одного пенсионера,
в тысячах руб. .......................................................................... 13,5

Следует отметить, что оценка стоимости капиталовложения произведена за вычетом амортизации. Так как жилой фонд русских очень устарел, стоимость нового жилфонда будет значительно выше этой сниженной стоимости. Оценка предметов домашнего обихода и одежды завышена по сравнению с другими оценками в связи с высоким налогом на оборот потребительских товаров.

2. Текущее производство, захваченное немцами. В эту категорию включается только стоимость с.х. и промышленного сырья, которое было произведено при немецкой оккупации и было потреблено оккупационной армией, либо вывезено в страны держав оси.
Хотя немцы платили за некоторые виды с.х.сырья и выдавали заработную плату рабочим, производившим промышленное сырье, из стран оси не ввозилось достаточного количества товаров для покрытия выпускавшихся оккупационных денег. Тракторы, ввозившиеся из Германии, представляют исключение. Они, однако, приняты в расчет при определении чистого материального убытка в таблице 1.
Сведения относительно этой категории убытков крайне недостаточны. Учитывая разрозненные наличные сведения, для определения в общем этой статьи убытков взята круглая сумма в пять миллиардов долларов.

3. Пенсии и пособия. Таблица 2 является попыткой определить стоимость военных пенсий, которая может быть предъявлена русскими, если этот вид военных убытков будет включен в сумму репараций. При оценке приняты во внимание все потери, которые русские могут понести к июлю 1944 года.
Вычисления основаны на двух исходных данных:
а) Русский закон о военных пенсиях 1940 года, со всеми последующими изменениями.
б) Численность русских потерь, по сведениям русского отдела Бюро Стратегических Служб.
Русский закон о военных пенсиях, так же как и законы большинства других стран, предусматривает пенсии не только для инвалидов войны, но и для их родственников и родственников лиц, погибших на фронте. Пенсии во всех случаях сообразуются с прежним заработком инвалидов или погибших на фронте. В случае инвалидности, группа инвалидности также принимается во внимание. Размер пенсии для семей лиц, погибших на войне, и семей скончавшихся инвалидов войны, определяется в зависимости от числа живых родственников(Положения закона о пенсии приведены во 2-й части данного доклада, где также даны подробные сведения о расчетах по репарационной сумме в счет пенсий).
Определение количества пенсионеров по различным категориям пенсий и суммы их пенсий является трудным и весьма приближенным статистическим подсчетом. Только подсчет пенсий инвалидам войны потребовал следующих мероприятий:
а) Получение данных о распределении инвалидов войны по возрасту и степени инвалидности - весьма грубый подсчет на основании отдельных сведений, касающихся России и других воюющих стран в этой и прошлой войне.
б) Подсчет дожития инвалидов по различным категориям - для этого использовались таблицы смертности в отношении русских граждан мужского пола с соответствующими изменениями.
в) Результатом явилось установление целой серии годичных данных о количестве военных инвалидов в каждой категории. Размер пенсии для каждой группы инвалидов был установлен на основании закона о пенсиях и уровня заработной платы в России по данным 1937 года.
г) Капитализирование годовой выплаты по пенсиям произведено из 4%.
В отношении пенсий родственникам, а также инвалидам войны, следует отметить, что пенсии высчитывались в соответствии с данными о заработной плате в России в 1937 году. Задача состояла в том, чтобы получить цифры, сравнимые с цифрами рублевой стоимости, в которых вычислялись материальные потери. Определение суммы пенсий для родственников потребовало сведений о составе русских семей и о нормальной смертности населения. Таким образом удалось определить сумму пенсий, которую следовало выплатить в целом "типовым семьям" различного количественного состава. Распределение общей суммы платежей во времени для всех семей высчитано довольно произвольно и ежегодная сумма выплаты пенсий, подсчитанная таким образом, капитализирована из 4%, чтобы получить ее стоимость в данное время.
В связи с неясностью русского закона о пенсиях не видно, на всех ли вдов погибших военнослужащих распространяется автоматически право получать пенсию по достижении 55 лет. Цифры в таблице 2 выведены из предположения, что это именно так. Если же данное предположение не соответствует действительности, общая сумма пенсий должна быть уменьшена, примерно, на одну седьмую.
При заключении Версальского договора размер французской пенсии был взят в качестве стандарта для всех союзников при вычислении их суммы репараций в счет пенсий. Если после этой войны размер пенсии какой-либо другой страны будет взят в качестве стандарта и если, как можно предполагать, этой страной не будет Россия, сумма пенсий русских изменится и, вероятно, будет значительно выше, чем здесь подсчитано.
Если русские последуют примеру Версальского договора, они потребуют компенсации не только за стоимость военных пенсий, но и за стоимость пособий, выплаченных во время войны семьям мобилизованных. Предполагается, что к июлю 1944 года русские выплатят 18 миллиардов рублей родственникам военнослужащих или около 13 миллиардов по уровню заработной платы и цен 1937 года (Пособия семьям, в отличие от пенсий, не зависят от заработной платы (или прежнего заработка) военнослужащего. Но для получения общей суммы, сравнимой с общей суммой пенсий, пособия были пересчитаны пропорционально изменению уровня заработной платы с 1937 года по 1940 год).
Другой статьей, включенной в Версальский договор, являлась статья о "расходах на помощь, оказанную правительствами союзных и присоединившихся стран военнопленным, их семьям и родственникам". Эта статья неприменима к России в этой войне, за исключением части, включенной в статью о пособиях семьям, уже указанную выше.

4. Возмещение за принудительный труд. Полагают, что в Германию было отправлено 1,7 миллиона русских и что эти рабочие выработают немцам к июлю 1944 года 3,2 миллиона трудолет (Эти цифры касаются только населения в районах, принадлежавших СССР до 1939 года. По поводу лиц, насильно отправленных в Германию из районов, присоединенных к СССР в 1939 и 1940 г.г., указывается также в параграфе 6). Хотя этим рабочим было обеспечено некоторое содержание и они получали номинальную компенсацию в деньгах, в целом их заработная плата была значительно ниже нормальной оплаты за подобный труд.
Высказывания русских не дают точных указаний о расчете убытков, понесенных лицами, отправленными на принудительную работу в Германию (Этот вопрос также неясен и в Версальском договоре, где просто говорится: "Убыток, причиненный немцами и их союзниками путем принудительного труда без соответствующей оплаты" - должен быть включен в число статей, требующих репараций). Скорее всего, немцев заставят оплатить разницу между нормальным заработком этих лиц и фактической суммой, выданной им. В этом случае полагают, что, основываясь на нормальной заработной плате русских рабочих в 1937 году, сумма репараций по этой статье достигнет 4,9 миллиардов рублей.

5. Прочие убытки, понесенные гражданским населением.
По Версальскому договору репарации следовало получить за убытки, понесенные гражданами, пострадавшими в связи с военными действиями и актами зверств. Неизвестно, насколько увеличится сумма, которую потребуют русские за возмещение убытков, если они включат эту статью при требовании репараций.
Сообщения, опубликованные Чрезвычайной Государственной Комиссией по поводу количества русских граждан, убитых во время немецкой оккупации, свидетельствуют о том, что если русские потребуют компенсации за эту категорию убытков, она составит довольно большую сумму. В сообщении Комиссии, касающемся только Смоленска и его окрестностей, немцы обвиняются в убийстве 135.000 русских граждан. Количество убитых в районе Сталино также составляет довольно высокую цифру - 25.000 человек. Однако, по Орлу и Орловской области количество убитых составляет 6.000 человек.

6. Материальные убытки и личный ущерб, понесенные гражданами в районах, присоединенных к СССР в 1939 и 1940 г.г.
До войны общее количество населения районов, присоединенных к СССР в 1939 и 1940 г.г., составляло 23 миллиона человек, или одну треть довоенного населения районов, входивших в границы России 1939 года и захваченных немцами. Поскольку население присоединенных районов в большей степени, чем население захваченных районов России в границах 1939 года, было занято сельским хозяйством, доля капиталовложений на душу населения в этих районах, видимо, была меньше, чем в последних. Принимая во внимание это различие в роде занятий населения, а также, что размер разрушений в присоединенных районах, вероятно, меньше чем в других оккупированных районах, будет разумно предположить, что общая сумма материальных убытков (включая реквизиции) в присоединенных районах не превысит одной четвертой части материальных убытков, нанесенных в захваченных немцами районах в границах до 1939 года, т.е. около 35 миллиардов в рублях 1937 года.
Достаточных сведений о количестве лиц, отправленных на принудительные работы из присоединенных районов, не имеется, но если общий убыток, понесенный такими гражданами и убыток, понесенный такими же лицами в оккупированных районах, входивших в границы до 1939 года, определить пропорционально количеству населения, то он составит около 2 миллиардов рублей.

Г. Военные издержки
Включение военных издержек в репарационные суммы значительно увеличит общую сумму, требуемую русскими, но вместе с этим уменьшит их относительную долю по сравнению с другими претендентами.
Следующие данные о суммах, израсходованных русскими на нужды обороны, дают некоторое понятие о размерах репараций, которые русские могут потребовать за военные издержки.

 

 

Миллиарды рублей (ныне существующих)

 

Июнь – декабрь 1941 года

56,0 (ориентировочно)

 

1942

108,4

 

1943

124,7

 

Январь – июнь 1944

64,2 (половина суммы, предусмотренной
на 1944 г.)

 

Всего:

353,3


Если Россия должна будет заплатить союзникам за боеприпасы и другую помощь, полученную от них, общая сумма ее военных издержек, конечно, значительно увеличится.

Д. Пересчет военных убытков, понесенных русскими, в доллары и немецкие марки
1. В таблице 3 данные, указанные в предшествующих параграфах, выражены в долларах и немецких марках. При переводе в доллары принимались во внимание следующие два курса:
а) Официальный валютный курс в пять рублей за доллар.
б) Фактический оптовый паритет промышленных цен, преобладавший в 1937 году и высчитанный для целей этого документа - 8 рублей за доллар.
Цифры в немецких марках были выведены путем перевода стоимости в долларах, полученной путем применения второго из этих курсов, в немецкие марки по курсу 2,5 немецкие марки за один доллар, что было официальным золотым паритетом при обмене доллара на марки в 1937 году.
2. Оптовый паритет промышленных цен, указанный выше, был получен на основании следующих соображений:
а) Относительная часовая производительность труда в советской и американской промышленности, как она определяется в официальной советской статистике.
б) Денежный размер заработной платы советских и американских рабочих.
в) Отношение заработной платы к прочим элементам в денежных ценах в России и США.
3. Окончательные результаты наших вычислений в таблице 3 сравнимы с весьма ориентировочными данными, предложенными профессором ВАРГА. В своей лекции он заявил, что материальные убытки, понесенные русскими, составляют 300-450 миллиардов золотых марок. Вычисления ВАРГА основывались на следующем: а) цифра в 15 миллиардов марок считается приблизительной суммой материальных убытков, понесенных Францией в прошлой войне (это половина суммы, определенной за свои убытки французами); б) опустошенные, районы СССР в этой войне в 20-30 раз больше районов, опустошенных во Франции в прошлой войне; в) общие убытки исчисляются пропорционально размерам опустошенных районов. В более поздних выступлениях ВАРГА использует тот же метод для подсчета материальных убытков, причиненных всем оккупированным районам в Европе, и приходит к цифре в 200 миллиардов золотых рублей (вероятно, прежних золотых рублей) или 400 миллиардов золотых марок.



Таблица 3. Предположительный состав русских послевоенных требований о репарациях, выраженный в рублях, долларах и марках (в миллиардах)

1

 

2

3

4

 

В рублях 1937 года

В долларах
по официальному курсу: пять рублей за доллар

В долларах
по оптов. паритету промышленных цен 1937 г.: 8 руб.
за доллар

В немец. марках; общая сумма, (3) конвертиров.
по паритету
доллара и нем. марки в 1937 г.: 2,5 марки за доллар

А. Материальные
потери в границах до 1939 года, включая немецкие реквизиции

143,6

28,7

18,0

45,0

Б. Материальн.
потери в присоединен. районах

35,0

7,0

4,4

11,0

В. Военные пенсии
и пособия

96,2

19,3

12,1

30,3

Г. Общая сумма А–В

275,2

55,0

34,5

86,3

Д. Частн. убытки, нанесенные гражданам

а)

а)

а)

а)

1. Убытки по принудит. труду

4,9

1,0

0,6

1,5

2. Убытки от нем. зверств

3. Военные издержки

353,3 б)

 70,7

70,7 в)

176,8


а) Не включая убытки в связи с отправкой на принудительный труд в Германию из присоединенных районов, которые составят сумму еще около 2 миллиардов рублей.
б) Это выражает сумму расходов на оборону, скорее по существующей цене рубля, чем в рублях 1937 года.
в) Для оборонных расходов паритет промышленных цен является менее точным указателем существующей стоимости военных материалов и т.п. Поэтому для долларового выражения применен официальный курс.

Пояснения

Данные, указанные выше, очень приближенны и в некоторых случаях могут быть весьма неточны. Внимание должно быть обращено, главным образом, на следующее:
а) Большинство цифр по капиталовложениям, которые выражены в рублях 1937 г. в § 1 раздела В, было первоначально вычислено в рублях 1926-27 г.г. и 1933 г. Индекс цен, использованный для конвертирования этих цифр в рубли 1937 года, основан на уровне цен на все товары, производимые промышленностью, включая потребительские. Поскольку цены на последнего вида товары возможно повышались больше, чем цены на средства производства, цифры капиталовложений в рублях 1937 года, а отсюда и цифры материальных убытков, возможно, завышены.
б) Но это преувеличение, вероятно, уравновешивается при конвертировании рублей в доллары, так как курс в 8 рублей за доллар основан на сравнении уровня оптовых промышленных цен вообще в России и США. Курс же, основанный на сравнении только цен товаров, относящихся к капиталовложениям был бы ниже.
в) Следует иметь в виду, что размер материальных разрушений вычислен на основе весьма неполной информации и в некоторых случаях более или менее произволен.
г) Подсчет суммы пенсий потребовал значительного упрощения статистического метода, что могло привести к значительным ошибкам. Кроме того, как уже указывалось, интерпретация русского закона о пенсиях, отличная от той, что применялась при данном вычислении, также может уменьшить общую сумму пенсий на одну седьмую.


Верно:
НАЧАЛЬНИК I УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СССР

(ФИТИН)


67. Записка НКГБ СССР в ГКО


Сов. секретно

ГОС. КОМИТЕТ ОБОРОНЫ тов. СТАЛИНУ
НКИД СССР тов. МОЛОТОВУ
НКВД СССР тов. БЕРИЯ


" " октября 1944 г.

НКГБ СССР сообщает содержание телеграммы № 4651 от 29.08.1944 года английского посла в Вашингтоне, адресованной английскому министерству иностранных дел.
Текст телеграммы получен в Лондоне агентурным путем.
"СТЕТТИНИУС сообщил мне сегодня утром, что РУЗВЕЛЬТ и ХОЛЛ негодуют на советских делегатов, которые подняли вопрос о том, что все 16 советских республик должны быть представлены в новой организации. Они предложили СТЕТТИНИУСУ переговорить по этому вопросу непосредственно с ГРОМЫКО.
СТЕТТИНИУС сообщил мне, что он говорил с ГРОМЫКО, который заявил, что он в принципе согласен на то, чтобы в состав организации входили в качестве ее основных членов союзные и присоединившиеся нации и что он не будет поднимать на конференции вопроса о 16 республиках.
Нам нужно, по возможности, держать в секрете то обстоятельство, что он конкретно поднимал этот вопрос".


НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
СОЮЗА ССР


(В. МЕРКУЛОВ)



Отп. 6 экз.
1 - экз. т. Сталину
2 - экз. т. Молотову
3 - экз. т. Берия
4 - экз. Секр-т НКГБ
5-6 - экз. Секр-т I Упр. НКГБ


68. Меморандум МИД Англии


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Перевод с английского

МЕМОРАНДУМ


Исследовательского департамента министерства иностранных дел Англии по вопросу о вероятных послевоенных тенденциях внешней политики Советского Союза.


Составлен Зам. директора русской секции департамента
САМНЕРОМ.

ВЕРОЯТНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР ПОСЛЕ
ВОЙНЫ

А. Общие соображения



Международное положение Советского Союза после войны
1. После войны Советский Союз будет обладать большими силами и высоким престижем не только в результате своих собственных достижений, но и как наследник царской империи. Заграница будет относиться к нему со смешанными чувствами, и характер этого отношения может оказать воздействие на его политику (§ 1).

Внутреннее экономическое положение Советского Союза после войны и его вероятное воздействие на советскую внешнюю политику
2. Советский Союз будет поглощен заботами о восстановлении и развитии своего хозяйства, пока не достигнет уровня, дающего лучшие условия жизни народу и гарантирующего безопасность страны. Пока эта цель не будет достигнута, мало вероятного, чтобы он уклонился в сторону агрессии (§ 2).
3. Советский Союз был уже занят обширной программой развития своих основных ресурсов, имевшей целью достижение максимальной независимости. Этим он был занят с 1927 года до тех пор, пока не был атакован Германией (§ 3-10). Возобновляя свое экономическое развитие после войны, Советский Союз, вероятно, будет стремиться к своей прежней цели, т.е. к экономической самостоятельности, но, возможно, ему придется снизить темпы своего экономического развития и обратить часть своих сил на производство потребительских товаров вместо капитального оборудования. Поэтому ему, вероятно, придется больше, чем раньше, рассчитывать на помощь из-за границы, особенно из Германии (безвозмездно) и из США и Англии (§ 11-27).
5. Он, безусловно, сохранит государственную монополию внешней торговли и, вероятно, будет настроен в пользу стабилизации мировых цен, установления международной денежной единицы и сохранения международного применения золота (§ 28-33).
6. Он будет нуждаться в расширении производства:
1) высококачественных пищевых продуктов и продуктов животного происхождения;
2) угля и энергии;
3) цветных металлов и каучука;
4) промышленного строительства и оборудования.
Для удовлетворения своих возрастающих потребностей в топливе ему придется импортировать силовые установки, электрооборудование, машины для бурения нефтяных скважин и для очистки нефти, а также изыскивать дополнительные источники нефти за пределами своих границ (§ 34-45).
7. Основная товарная масса внешней торговли СССР была и будет транспортироваться морем, и он, вероятно, будет продолжать политику строительства собственного большого торгового флота (§ 46).

Безопасность и политика сотрудничества
8. Советскому Союзу будет желательна такая послевоенная обстановка, которая будет благоприятствовать его внутренней реконструкции и развитию. В этих целях Советский Союз будет, вероятно, ориентироваться прежде всего на сотрудничество с Англией и США (§ 47-28).
9. Советские требования будут, вероятно, охватывать:
1) границы 1941 года с некоторым небольшим расширением;
2) меры, которые сделали бы Германию неспособной к дальнейшей агрессии;
3) свободу для прочих соседних государств установить свой образ правления с тем, что эти правительства не будут враждебны к Советскому Союзу;
4) сотрудничество с Англией, США и Китаем в рамках общей международной организации;
5) воздержание от организации без одобрения Советского Союза региональных оборонных союзов, расположенных на его морских путях сообщения:
6) участие на равных правах с Англией и США в формировании сил, гарантирующих международную безопасность (§ 49-59).

Трудности англо-советского сотрудничества
10. Важнейшими трудностями являются трудности психологического порядка: взаимное недоверие, восходящее еще ко временам Российской империи, и скрытность Советского правительства (§ 20-62).

Советско-американское сотрудничество
11. Здесь нет такого тяжелого наследия прошлого, но имеется, возможно, еще большее опасение внутренних сил социальной реакции в Америке, ее экономической экспансии и финансового империализма (§ 63-65).

Двоякая перспектива экспансии
12. Советская идея коммунизма и советское понимание русского национализма могут отразиться на советской внешней политике как моменты, способствующие экспансии. Но экспансия может иметь место только в том случае, если политика сотрудничества с Англией и США потерпит неудачу (§ 66-67).

Советская идея коммунизма как средство к экспансии
13. Мессианский призыв к коммунизму может быть возобновлен в качестве средства для установления в странах, пограничных с Советским Союзом, режимов, дружественных Советскому Союзу. Этот образ действий может быть ускорен, если какая-либо из соседних стран будет ввергнута в хаос или если Англия и США возбудят подозрительность СССР своей внутренней социальной или внешней экономической политикой. (§ 68-70).

Новый русский национализм как сила, способствующая экспансии
14. Соединение традиционного влечения к России с новым влечением к Советскому Союзу может влиять на малые славянские народы (кроме поляков), но новый советский национализм будет скорее занят своим собственным развитием, а не "империалистической" экспансией (§ 71-73).

Б. Страны особых интересов. Германия. Восточная Европа и Франция
15. Советскому Союзу будет желательно:
а) сделать Германию неспособной к агрессии в будущем;
б) получить от нее репарации в форме принудительного труда и поставок натурой;
в) развить собственные ресурсы Союза так, чтобы сделать его недоступным для нападения Германии (§ 74-75).
16. Советское правительство будет настаивать на возвращении ему территорий, лежащих к востоку от границ 1941 года, которые находились под польским владычеством с 1920 по 1941 год и будет, возможно, толкать Польшу на поиски компенсации за счет Германии. Трудно предположить, чтобы он вмешивался во внутреннюю политику Польши, если польская политика не будет недружелюбной к Советскому Союзу. СССР будет настроен против создания федераций на пространстве между Балтийским и Эгейским морями (§ 76-77).
17. Он будет, вероятно, настроен в пользу восстановления Франции как великой державы (§ 78).

Балтийские страны и Скандинавия
18. Советский Союз будет настаивать:
1) на включении в него прибалтийских государств;
2) на восстановлении границы 1941 г. с Финляндией;
3) он будет против организации северного блока;
4) потребует гарантий в отношении проливов, ведущих в Балтику, и
5) пожелает обеспечить безопасность Мурманского морского пути.

Черное море и Турция
19. Советский Союз будет:
1) настаивать на возвращении Бессарабии;
2) стараться закрыть другим державам доступ к румынским источникам нефти и, возможно, постарается контролировать их:
3) будет требовать участия в Дунайской речной комиссии;
4) он, вероятно, вовлечет Болгарию в сферу своего влияния и
5) постарается сохранить и, по возможности, расширить свои права в проливах, обусловленные конвенцией в Монтре. Обоюдное недоверие между ним и Турцией, являющееся наследием прошлого, может быть смягчено тем обстоятельством, что Великобритания будет являться их общим союзником, а также при помощи устранения особенно острых моментов, которые в прошлом вели к конфликтам.(§ 83-88).

Персия
20. СССР заинтересован в этой стране в обеспечении безопасности бакинских нефтяных источников и свободном доступе к Персидскому заливу для закавказской и среднеазиатской советской торговли. Послевоенная деятельность Советского Союза в Персии вряд ли будет идти дальше экономического и культурного проникновения, разве только Персия впадет в состояние хаоса или Советский Союз и Великобритания рассорятся (§ 89-93).

Афганистан и Индия
21. Хотя эти страны и будут являться опасным участником, если наши отношения с Советским Союзом испортятся, в настоящее время нет признаков того, чтобы Советский Союз возобновил русскую политику XIX столетия в области экспансии в этом направлении. (§ 94-96).

Китай и Япония
После поражения Японии Советский Союз:
1) может потребовать обратно территории, уступленные Россией Японии после русско-японской войны, и ликвидировать японские рыболовные и нефтяные концессии;
2) может потребовать участия в международной опеке над освобожденной Кореей;
3) вряд ли он будет помогать китайским коммунистам в гражданской войне между ними и гоминдановским правительством, разве только это правительство проявит недружелюбие по отношению к Советскому Союзу;
4) он потребует гарантий пользования прямой железнодорожной линией к Владивостоку, пересекающей Манчжурию;
5) он будет стараться сохранить свой контроль над Внешней Монголией и, возможно, попытается восстановить свой контроль над Синьцзяном (§ 97-102).


Исследовательский департамент
министерства иностранных дел


10 декабря 1943 года