Деятельность внешней разведки в годы Великой Отечественной войны (1941-1945)

Введение

Вероломное нападение гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г., о неизбежности которого внешняя разведка информировала Сталина, поставила перед разведкой госбезопасности необходимость коренной реорганизации работы. В предвоенный период, имея неопровержимые данные о подготовке Германии к войне с СССР, центральный аппарат разведки не сумел должным образом подготовиться к работе в условиях военного времени.Так, в частности, руководство внешней разведки планировало развернуть работу против Германии и ее сателлитов с территории Франции, Бельгии, Голландии и других сопредельных стран, которые были оккупированы гитлеровскими войсками. Разумеется, организовать такую работу не удалось.

Координационный совет по разведке, обеспечивавший взаимодействие всех разведслужб страны, на заседании 29 мая 1941 г. утвердил лишь инструкцию о взаимодействии в мирное время. Работу же органов безопасности в военное время было решено обсудить на следующем заседании.

Главные задачи и направления деятельности разведки

В связи с тем, что внешней разведке не удалось наладить работу непосредственно в Германии и оккупированных ею странах, 18 июля 1941 г. ЦК ВКП(б) принимает постановление "Об организации борьбы в тылу германских войск". Перед внешней разведкой ставились следующие задачи:

  • наладить работу по выявлению военно-политических планов Германии и ее союзников во время войны
  • создать специальные отряды для ведения разведывательно-диверсионных операций,
  • выявлять истинные планы и намерения США и Англии по вопросам ведения войны и послевоенного устройства,
  • вести разведку нейтральных стран с тем, чтобы не допустить их перехода на сторону стран "оси",
  • осуществлять научно-техническую разведку в целях укрепления военной и экономической мощи СССР.

Структура внешней разведки в военный период

Для решения поставленных задач были усилены разведывательные подразделения органов госбезопасности. Основным разведывательным подразделением стало Первое Управления НКГБ. В начале войны в нем было 10 отделов и две группы. В августе 1941 г. структура внешней разведки выглядела следующим образом.

  • Руководство разведки;
  • Секретариат;
  • Отделы:
    • Центрально-европейский ( в нем отделения - Германии, Польши, Чехословакии, Венгрии, украинское);
    • Балканский (Болгария, Румыния, Югославия, Греция);
    • Западно-европейский (Франция, Италия, Швейцария, Бельгия и Португалия);
    • Скандинавский (Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Голландия);
    • Англо-Американский (Англия, США, Канада, южноамериканское отделение и отделение научно-технической разведки);
    • 1-й дальневосточный (Япония, Маньчжурия, Корея);
    • 2-й дальневосточный (Китай, Таиланд, Синьцзян);
    • Средневосточный (Турция, Иран и арабские страны, Афганистан и Индия);
    • Совколония.

Руководство внешней разведки в годы войны

В годы Великой Отечественной войны внешнюю разведку органов госбезопасности бессменно возглавлял П.М. Фитин, которому впоследствии было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Одновременно, наряду с 1-м управлением НКВД- КГБ СССР, занимавшимся ведением разведки на территории иностранных государств, было создано 4-е Управление НКВД. В его задачи, наряду с организацией партизанского движения на временно оккупированной территории Советского Союза, входило ведение разведки о военных планах гитлеровского командования на советско-германском фронте и ведение диверсионной работы.

Это управление возглавлял генерал-лейтенант П.А.Судоплатов. Для ведения разведывательно-диверсионной работы в тылу германской армии была создана Отдельная мотострелковая бригада особого назначения, которой командовал В.В. Гриднев.

Для ведения разведработы в тылу врага создавались специальные партизанские отряды и резидентуры в занятых врагом городах.

Организация разведывательной работы в военное время

Во время Великой Отечественной войны внешняя разведка использовала различные формы и методы ведения разведдеятельности. Так, наряду с использованием традиционных методов сочетания "легальной" и нелегальной разведок в 1943-1944 г., одновременно действовало более ста оперативных отрядов НКГБ, которые осуществляли разведывательные операции в отношении немецких войск, разрабатывали разведывательные и контрразведывательные органы противника, занимались диверсиями, а при необходимости вели боевые действия.

Кроме того, в тылу гитлеровских оккупантов, в ряде городов (Киев, Одесса, Харьков и т.д.) под руководством кадровых разведчиков создавались нелегальные резидентуры для проведения разведывательно-диверсионных операций. Для этого в НКГБ было создано 4-е Управление, руководившее разведывательно-диверсионной работой в тылу противника.

За рубежом в годы войны действовало свыше 90 "легальных" и нелегальных резидентур и других разведаппаратов. В отдельных из них одновременно имелось несколько резидентур (США, Китай, Иран, Великобритания и др.).

Для военного периода характерным являлось использование идейно-политической основы вербовки — совместной борьбы с фашизмом. При этом зачастую вербовочные предложения делались напрямую, после непродолжительного периода изучения кандидата на вербовку. 

Разведка против стран фашистского блока

С началом Великой Отечественной войны основные силы внешней разведки были брошены на работу против нацистской Германии. Руководство разведки приняло меры по установлению связи с имевшейся агентурой в странах "оси", приобретению новых агентов, подбору оперработников для заброски в тыл врага.

В связи с неподготовленностью внешней разведки к работе в условиях войны, вызванной массовыми репрессиями против разведчиков, на начальном этапе связь с агентурой была утрачена. Не удалось организовать разведывательную работу против Германии и ее сателлитов с территории нейтральных стран , за исключением Швейцарии, где эффективно действовал военный разведчик-нелегал Ш. Радо ("Дора").

В этой связи было принято решение о создании специальных разведывательных отрядов для ведения разведывательной деятельности в тылу германских войск. Активную разведывательную работу, в частности, вел отряд "Победители" полковника Д.Н. Медведева. В его составе находился знаменитый разведчик Н.И. Кузнецов.

После тщательной подготовки в 1 Управлении НКГБ , особенно в совершенствовании немецкого языка (планировалось его использование по линии нелегальной разведки в самой Германии) Н.И. Кузнецов в 1942 г. был заброшен в тыл врага в район г. Ровно.С документами на имя Пауля Зиберта он был вхож в различные круги гитлеровских оккупантов и использовал данное обстоятельство для сбора интересующей Москву информации.

За время нахождения в тылу немцев Н.И.Кузнецов получил и передал в Москву информацию о готовящемся покушении германских спецслужб на участников Тегеранской конференции, о планах командования вермахта на Курской дуге, иные сведения, которые представляли большой интерес.

Им были уничтожены главный нацистский судья на Украине Функ, заместитель гауляйтера Украины генерал Кнут, вице-губернатор Галиции Бауэр. С помощью других партизан-разведчиков похитил командующего особыми войсками Германии генерала Ильгена.

В 1944 г. был убит украинскими националистами. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с фашистскими захватчиками, Н.И.Кузнецову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Другой разведывательно-диверсионный отряд "Форт", возглавляемый В.А.Молодцовым, действовал в г.Одессе и ее окрестностях. Разведчики Молодцова, базировавшиеся в одесских катакомбах, добывали важные сведения о немецких и румынских войсках и планах командования этих стран. Был схвачен в результате предательства. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Накануне оккупации гитлеровскими войсками Киева внешняя разведка создала в нем нелегальную резидентуру во главе с разведчиком И.Д. Кудрей.Этой резидентуре удалось проникнуть в разведывательный центр гитлеровцев, который возглавлял матерый нацистский шпион майор Миллер, он же Антон Мильчевский. Были добыты сведения о 87 агентах абвера , а также о ряде предателей. И.Д. Кудря был выдан агентом гестапо и казнен. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Лягин Виктор Иванович находился на разведывательной работе в США в 1939-1941 гг. Написал рапорт с просьбой направить его на разведывательную работу в тыл фашистов. Возглавлял деятельность подпольного центра в Николаеве.Созданная им группа передавала в Центр ценную разведывательную информацию. В марте 1943 г. был схвачен гестапо при выполнении задания. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

О размахе работы внешней разведки по проникновению в разведывательные и контрразведывательные органы абвера говорит тот факт, что в большинстве из них в годы войны одновременно действовали по несколько агентов разведки.Только в 1943 г. ими были получены и переданы органам военной контрразведки сведения на 1260 агентов абвера, засланных в действующие части Красной Армии для ведения подрывной работы.

Непосредственно в Германии хорошими разведывательными возможностями располагали руководители нелегальных антифашистских групп обер-лейтенант Шульце-Бойзен ("Старшина"), работавший в 5 отделении оперативного отдела штаба ВВС и референт Министерства хозяйства Германии Арвид Харнак ("Корсиканец"). Оба они еще в 30-е годы создали подпольную антифашистскую группу для борьбы с нацизмом, по своей инициативе установили контакт с советскими представителями и были привлечены внешней разведкой к секретному сотрудничеству.

Шульце-Бойзен ("Старшина") являлся внуком гросс-адмирала фон Тирпица, а его непосредственный начальник руководитель Люфтваффе Геринг был посаженным отцом на свадьбе "Старшины". "Старшина" заведывал секретным отделением разведывательного отдела штаба ВВС, куда поступали донесения военно-воздушных атташе Германии из всех стран. "Старшина" имел также доступ к секретным картам Люфтваффе, на которых были указаны цели для бомбардировочной авиации.

"Корсиканец" располагал важными секретными данными по экономическим вопросам.

Информация "Старшины" и "Корсиканца", поступавшая в Центр с октября 1940 г. до лета 1942 г., оказала советскому руководству большую помощь в раскрытии военных планов Германии в отношении СССР.

В частности, помимо предупреждений о неизбежности войны Германии против нашей страны, весной 1942 г. от них были получены сведения о том, что, несмотря на дезинформацию абвера, согласно которой немецкая армия будет вновь пытаться взять Москву, на самом деле главный удар немцев будет наноситься в сторону Сталинграда и Кавказа.

В августе 1942 г. германской контрразведке удалось запеленговать и затем захватить радиостанцию немецких подпольщиков-антифашистов и арестовать разведывательные группы "Красной капеллы" как в самой Германии, так и в Бельгии и Франции. По делу "Красной капеллы" было привлечено к суду свыше 600 человек. Почти все они были казнены.

Разведка против Германии с нелегальных позиций

Поскольку с началом войны деятельность "легальных" резидентур в странах "оси" была прекращена, остро встал вопрос о ведении работы против этих стран с нелегальных позиций. К началу 1944 г. в Германии и союзных ей странах действовало 97 разведчиков-нелегалов, в том числе 10 немцев. А всего на этот период в 27 странах действовало 190 разведчиков-нелегалов.

Наиболее активно из них работали "Ян", "Десяток" и "Шустрый".

"Ян" (Ференц Патаки)

Гражданин СССР, венгр, сотрудник ВЧК. В 1941 г. обратился к Сталину с просьбой направить его в тыл немецко-фашистских войск.Сначала был переброшен в Закарпатье, а в октябре 1943 г. перебрался в Будапешт, откуда передавал важную разведывательную информацию. В 1944 был выдан предателем и казнен.

"Десяток" (Герман Залингер)

Немец, участник войны с фашизмом в Испании. Был заброшен в Германию в январе 1944 с помощью британской разведки. Передавал в Центр важные политические и военные сведения.

"Шустрый" (Хайнц Глоджай)

Немец. В 1943 г. заброшен в район Кенигсберга. До августа 1944 г. передавал в Центр важную политическую и военную информацию. Погиб во время бомбежки английской авиацией.

О работе в нейтральных странах

В годы Великой Отечественной войны НКВД не удалось наладить получение разведывательной информации непосредственно из логова врага, несмотря на предпринимавшиеся попытки. В этой связи важная роль руководством внешней разведки отводилась работе против Германии с территории нейтральных стран. Кроме того, сама позиция нейтральных государств, непосредственно граничащих с СССР, интересовала Кремль. Некоторые из них, прикрываясь нейтралитетом, на самом деле помогали гитлеровской Германии.

Испания, Португалия, Швеция, Турция, Иран, Аргентина и Чили снабжали Германию стратегическим сырьем, продовольствием, предоставляли свою территорию для переброски гитлеровских войск, а некоторые из них, например, Испания и Швеция направляли в гитлеровские войска своих добровольцев.

Немаловажен такой факт: Швеция из 10,5 млн. высококачественной железной руды, добывавшейся в этой стране, поставляла гитлеровской Германии 10 миллионов тонн. Германская сталь, выплавленная на крупповских заводах из шведской руды, убивала русских, английских, американских солдат.

Президент Турции И. Иненю в приватных беседах заявлял, что его страна не должна открыто высказываться в пользу Германии, однако должна желать поражения России. В годы войны Турция беспрепятственно пропускала германские корабли в Черное море, а в период Сталинградского сражения советское руководство ожидала удара турецкой армии на Кавказе в тыл советской армии.

Разумеется, советское руководство должно было знать, как поведет себя то или иное государство, провозгласившее свой нейтралитет, а на практике поддерживавшее Германию, чтобы во время принять необходимые меры.

Задачи внешней разведки в нейтральных странах

В годы Великой Отечественной войны перед внешней разведкой НКВД — КГБ были поставлены следующие основные задачи:

  • отслеживать внешнеполитические планы руководства нейтральных государств, обращая первостепенное внимание на их прогерманскую ориентацию,
  • принимать меры по срыву прогерманской политики этих стран,
  • выявлять в нейтральных странах нацистскую агентуру и вести с ней борьбу,
  • организовать разведку Германии с территории нейтральных стран, а также выявлять планы союзников нацистской Германии в отношении СССР.

В нейтральных государствах, с которыми СССР поддерживал дипломатические отношения, таких как Швеция, Турция, Иран, Афганистан, имелись "легальные" резидентуры внешней разведки. В Аргентине, с которой дипотношения не поддерживались, была создана нелегальная резидентура.

Работа разведки в Швеции

Работе внешней разведки в Швеции уделялось особое внимание. Помимо общих задач выявления планов шведского руководства в отношении СССР, перед внешней разведкой стояла задача создания нелегальной резидентуры на случай разрыва дипломатических отношений между двумя странами. Ставились также задачи по ведению разведывательной работы против Германии, Финляндии, Норвегии, Дании и по созданию в этих странах нелегальных резидентур.

В целом резидентура внешней разведки в Швеции, возглавляемая Рыбкиным, с большинством поставленных задач справилась. Она сумела добыть много ценных разведывательных материалов о политике Швеции, которые реализовывались непосредственно в ГКО. Для этого сотрудниками резидентуры было приобретено несколько агентов, располагавших хорошими разведывательными возможностями по Германии и Скандинавским странам.

Резидентуре удалось приобрести агентуру, способную выполнять задания непосредственно в Германии, для чего, помимо вербовок шведских граждан, к сотрудничеству привлекались эмигранты из Германии и Скандинавских стран.

С территории Швеции научно-техническая разведка пыталась отслеживать ведущиеся в нацистской Германии работы по созданию атомного оружия, однако успехи в этой области были скромными.

Создать же нелегальные резидентуры в соседних странах для организации работы против Германии в годы войны Стокгольмской резидентуре не удалось из-за сложной обстановки, вызванной гитлеровской оккупацией.

Работа разведки в Турции

Турция проводила прогерманскую политику, поэтому позиции Берлина в этой стране были достаточно прочными. Не решаясь открыто вступить в войну против СССР на стороне гитлеровской Германии, Турция оказывала ей помощь продовольствием и ценным стратегическим сырьем (медь, хром, хлопок).

Перед резидентурой внешней разведки в Турции стояла задача не допустить создания германо-турецкого союза, направленного против СССР. Одновременно требовалось получать информацию о германской политике на Балканах. Для этого предлагалось создать нелегальные резидентуры в Румынии, Болгарии, Югославии, Греции, для чего приобрести на территории Турции необходимую агентуру и забросить ее в указанные страны.

В годы войны "легальная" резидентура располагалась в Стамбуле. В Анкаре находилось два оперработника, имевших непосредственную связь с Москвой.В июле 1943 г. в Стамбуле была создана вторая резидентура внешней разведки, нацеленная непосредственно на работу против Германии и ее сателлитов. Активно работал здесь разведчик Г.И. Мордвинов.

Резидентура приобрела ряд ценных источников среди иностранцев, однако не имела солидной агентуры в турецких политических кругах. Оказались нереальными планы по созданию нелегальных резидентур в Балканских странах.

В 1942 году стамбульскую резидентуру возглавил М.М.Батурин. Только за период с мая 1940 по март 1944 года Леонид (таким был оперативный псевдоним резидента Батурина)лично завербовал 9 ценных агентов.

В январе 1947 года М.М.Батурин возвратился в Москву.

Работа разведки по Ирану

Иран проводил прогерманскую политику, постепенно превращаясь в плацдарм для военной агрессии Германии на Среднем Востоке. Правящие круги страны, в том числе шах Реза Пехлеви, открыто симпатизировали нацистам и не предпринимали мер по пресечению деятельности германской агентуры.

В ноте советского правительства от 26 августа 1941 г. подчеркивалось, что враждебная деятельность германской агентуры на территории Ирана приобрела угрожающий характер. В ней обращалось внимание на подрывную деятельность фашистских агентов фон Радановича, Гаммоты, Майера, Келлингера, Тряппе и других и говорилось, что в целях обеспечения безопасности СССР в Иран вводятся советские войска. Одновременно Англия ввела свои войска в южную часть Ирана.

С началом войны в Иране действовало четыре резидентуры — в Тегеране, Тавризе, Пехлеви и Мешхеде. После ввода советских войск в ряде других иранских городов были также созданы резидентуры внешней разведки, общим числом до 35. Главным резидентом органов госбезопасности в этой стране был И.И. Агаянц. Вместе с ним работали такие опытные разведчики, как П.М. Журавлев и В.И. Вертипорох, Н.П. Лысенков.

Перед резидентурами внешней разведки стояли задачи по выявлению подрывной деятельности иностранных разведывательных и диверсионных групп по пресечению террористических актов против советских представителей и иранских властей, и получению политической, экономической и военной информации.

За годы войны из Ирана поступала важная военно-политическая информация, а также проводились мероприятия по пресечению подрывной деятельности гитлеровской агентуры. В апреле 1942 г. было установлено, что иранское правительство, официально разорвавшее дипотношения с Германией, на деле поддерживает их нелегально через представителей третьих стран.

Совместно с англичанами советская внешняя разведка ликвидировала подпольный профашистский центр "Мелиюн", в результате чего было арестовано 170 активистов этой организации.

Информация о готовящемся гитлеровцами покушении на участников совещания "большой тройки" в Тегеране впервые была получена советским разведчиком Н. Кузнецовым. Внешняя разведка в Иране также подтвердила эти сведения. В результате, по предложению Сталина, против германских агентов были приняты крутые меры, что позволило избежать покушения на участников Тегеранской конференции в 1943 г.

Разведка в основных союзных странах

С началом Великой Отечественной войны Великобритания, а за ней и США, заявили о своей готовности оказать СССР, борющемуся против гитлеровской агрессии, всю возможную помощь и поддержку. Советское руководство уделяло большое внимание укреплению антигитлеровской коалиции, созданию широкого антифашистского фронта народов, борющихся с гитлеровской агрессией.

Основой антигитлеровской коалиции являлся союз СССР, США и Великобритании. На их стороне выступали также Франция и Китай. В этих условиях внешней разведке было необходимо иметь в указанных странах дееспособный агентурный аппарат, чтобы знать истинные намерения партнеров по коалиции в отношении как Германии, так и СССР, чтобы своевременно информировать руководство страны.

Задачи "легальной" резидентуры в США

Перед внешней разведкой органов государственной безопасности в годы войны стояли важные задачи. 27 ноября 1941 г. из Москвы в Нью-Йорк, где находилась главная резидентура НКВД, поступила ориентировка Центра, в которой содержалось требование изыскать возможности для получения политической, экономической и научно-технической информации о Германии и ее союзниках, подобрать и закинуть в Германию и другие страны "оси" надежную агентуру, способную выполнять эти задачи.

Кроме того, для выполнения стоящих задач Центр предлагал резидентурам приобретать источники информации в важнейших государственных учреждениях США — госдепартаменте, Белом доме, бюро Донована (разведке), ФБР и т.п.

Перед отъездом в США резидента В.М.Зарубина Сталин, лично принявший этого видного разведчика, поставил перед ним главную задачу - смотреть за тем, чтобы правящие круги США и Германии не сговорились и не закончили войну сепаратным миром.

В начале войны главная резидентура находилась в Нью-Йорке, а подрезидентуры — в Вашингтоне, Сан-Франциско и Лос-Анжелесе. В 1943 г. разведаппараты в Вашингтоне и Сан-Франциско были реорганизованы в резидентуры.

В 1941 г. в США находилось около 20 оперработников внешней разведки. В дальнейшем их число увеличилось. Главный резидент В.М. Зарубин работал сначала в Нью-Йорке, а затем до осени 1944 г. возглавлял резидентуру в Вашингтоне.

До конца апреля 1941 г. резидентуру внешней разведки в Нью-Йорке возглавлял Г.Б. Овакимян, который официально числился инженером-консультантом Амторга. В апреле 1941 г. Г. Овакимян был арестован агентами ФБР на месте встречи с одним из агентов по линии научно-технической разведки. Впоследствии его выпустили под залог 50 тысяч долларов. Над Г. Овакимяном должен был состояться суд, но с началом Великой Отечественной войны по указанию президента Рузвельта его освободили и выслали на Родину.

Внешняя разведка в США в начале войны имела на связи несколько десятков агентов, в основном по линии научно-технической разведки. Значительная часть агентуры в связи с чисткой центрального аппарата была законсервирована, несмотря та то, что располагала большими разведывательными возможностями по политической линии. Это явилось следствием кровавых расправ Берии и Сталина с советской внешней разведкой. Для восстановления связи с законсервированной агентурой и приобретения новых источников информации Центром в начале войны было принято решение о создании нелегальной резидентуры под руководством видного советского разведчика И.А. Ахмерова.

Многие агенты внешней разведки занимали видное положение в государственном аппарате и имели доступ к совершенно секретной информации. Агенты внешней разведки работали в госдепартаменте, близком окружении президента Рузвельта, ФБР, конгрессе, министерстве финансов и других ведомствах.

Поскольку после ареста резидента Г.Овакимяна обстановка вокруг советских разведчиков обострилась, важное внимание уделялось усилению безопасности в работе. Вся агентура была сведена в пять нелегальных резидентур.

Реорганизация работы резидентур внешней разведки органов безопасности в США положительно сказалась на ее работе. За годы войны в Центр регулярно поступала политическая информация об отношении США к СССР, по перспективам открытия "второго фронта" в Европе, о сепаратных переговорах руководителя американских спецслужб в Европе А. Даллеса с представителями германского вермахта и другие важные сведения.

Большой объем информации поступал по линии научно-технической разведки. Резидентуре удалось получить ценную информацию по авиастроению, медицинской промышленности, судостроению, артиллерии, радарам и т.п. Особое место в ее работе занимало получение сведений о создании в США атомного оружия, которое в оперативной переписке именовалось "энормоз".

Внешняя разведка в Великобритании

В годы Великой Отечественной войны перед разведывательным аппаратом в Англии стояли важные задачи. С началом гитлеровской агрессии Центр направил в Лондон ряд ориентировок об организации разведывательной работы. В них подчеркивалось, что вся работа загранаппарата должна быть направлена на решение главной задачи - оказание помощи Красной Армии в разгроме врага. Директивы Центра требовали добывать разведывательные данные по Германии, ее союзникам и оккупированным странам, освещать антисоветскую деятельность прогерманских элементов в Англии, информировать Центр об истинных планах британского правительства в отношении СССР, его отношениях с эмиграционными правительствами Польши, Чехословакии, Югославии и других стран.

Важное место в информационной работе резидентуры отводилось отношениям Великобритании с США и другими союзниками по антигитлеровской коалиции. Обращалось внимание на подрывную деятельность британских спецслужб в отношении СССР.

Накануне войны в 1939 г. после кровавых чисток в лондонской резидентуре оставался всего один оперработник, поэтому с началом войны ее пришлось восстанавливать практически с нуля. В 1941 г. в резидентуре было 4 оперработника, что явно недостаточно для решения вышеперечисленных задач. В конце года к ним присоединилось еще два человека, а в конце войны в Лондоне постоянно работало 12 сотрудников внешней разведки.

Агентурный аппарат разведки в Великобритании

С началом войны резидентура в Англии имела на связи ряд ценных агентов, завербованных в 30-е годы. Среди них особо выделалась знаменитая"Кембриджская пятерка", привлеченная к секретному сотрудничеству на идейно-политической основе выдающимся разведчиком-нелегалом А. Дейчем. Ким Филби, занявший в годы войны важный пост в британской разведке, передавал советской разведке материалы британской разведки и контрразведки. Другие члены "пятерки" - Г. Берджес, Д. Маклин, А. Блант и Д. Кэрнкросс обеспечивали доступ внешней разведки к секретным документам военного кабинета, к переписке Черчилля с Рузвельтом и другими главами государств и правительств, министра иностранных дел А. Идена с послами в Москве, Вашингтоне, Стокгольме, Мадриде, Анкаре и других странах.

Резидентура имела ценных агентов среди эмигрантских правительств, в том числе польского, югославского, чехословацкого и других.

Помимо этого, в Англии работала также "Оксфордская группа", добывавшая много ценной информации по интересующим Центр вопросам.

Всего за годы войны из Лондона поступило около 20 тысяч разведывательных материалов, 90 процентов из которых были подлинными документами. Информация лондонской резидентуры имела особо важное значение в начальный период войны, когда советское руководство ощущало колоссальный дефицит сведений по  Германии.

Разведывательная работа в Китае

Главная задача внешней разведки в Китае накануне и в ходе войны заключалась в том, чтобы не просмотреть подготовку Японии к нападению на СССР. Эта задача стала еще более актуальной с началом гитлеровской агрессии против нашей страны. Учитывая важность Китая как члена антигитлеровской и антияпонской коалиций, в годы войны в этой стране функционировало 12 "легальных" резидентур, в том числе в Чунцине, Ланьчжоу, Харбине, Шанхае, а также в ряде городов Синьцзяна.Однако центр тяжести всей разведывательной деятельности в годы войны находился во временной столице Китая Чунцине.

На случай войны с Японией Центр создал в Харбине и Шанхае нелегальные резидентуры, а в некоторые другие города направил разведчиков-нелегалов.

Резидентом внешней разведки в Чунцине с 1939 г. являлся А.С. Панюшкин, бывший комбриг, совмещавший должности посла и резидента.Это обусловливалось крайне сложным международным положением, вызванным войной в Европе и заключением в 1939 г. англо-японского соглашения Арита - Крейги, называемого "дальневосточным Мюнхеном". Это соглашение фактически поощряло захват Китая со стороны Японии и направление ее агрессии в страны Юго-Восточной Азии.Однако, в конечном итоге, это не спасло Великобританию от захвата японцами Бирмы и некоторых других ее колоний.

Понимая, что для получения интересующей Центр информации о политике Японии в отношении СССР и Китая, других стран, а также о китайско-советских отношениях необходимы ценные источники среди государственных и политических деятелей прежде всего Китая, А.С. Панюшкин и другие оперативные работники принялись энергично их устанавливать. Ими были завербованы сотрудник генштаба гоминьдановской армии, приобретены источники в китайской разведке, в ЦИК Гоминьдана и других важных объектах.

Главному резиденту А.С. Панюшкину удалось установить доверительные отношения с рядом прогрессивных и либерально настроенных китайских политических и общественных деятелей, стоявших на позициях укрепления дружбы и сотрудничества с СССР. Среди них — один из заместителей Чан Кайши в военном комитете центрального правительства маршал Фэн Юйсян, сын Сунь Ятсена — Сунь Фо, его вдова – Сунь Цинлин, видный китайский ученый Го Можо и другие.

Главная резидентура в Чунцине полно и своевременно информировала Центр об основных проблемах внешней и внутренней политики Китая, о позиции Чан Кайши и его окружения в отношении СССР, Японии, США, Англии, Франции, деятельности американцев, англичан и немцев в Китае, борьбе между Гоминьданом и КПК, а также внутри самого Гоминьдана. За полтора месяца до нападения гитлеровской Германии на СССР в Москву было направлено сообщение о подготовке Гитлера к нападению. В июне 1941 г. в Центр поступил оперативный план германского военного командования о главных направлениях продвижения фашистских войск, полученный от военного атташе Китая в Германии.

Главная задача резидентур внешней разведки в Китае — не просмотреть возможность нападения Японии на СССР — была успешно выполнена. Труд наших разведчиков в Китае был высоко оценен Родиной. А.С. Панюшкин был награжден орденом Ленина. Правительственных наград удостоились Л.М.Миклашевский, П.И. Куликов, В.А.Жунев, В.С.Смирнов, Ф.М.Щеглов и другие сотрудники резидентуры.

Разведка о перспективах открытия "второго фронта"

С нападением Германии на Советский Союз Великобритания и наша страна волей судьбы стали союзниками. В день нападения Германии, вечером 22 июня, премьер-министр Англии Черчилль заявил в радиообращении о готовности Лондона оказать Советскому Союзу "всю ту помощь, на которую способна Англия".

Член военного кабинета лорд Бивербрук говорил советскому послу в Лондоне Майскому о том, что часть британского флота могла бы отправиться в район Мурманска для борьбы против нацистского флота, а британский десант — отвлечь на себя силы вермахта путем временного захвата французских портов Шербур и Гавр.

8 июля, в разгар Смоленского сражения, Черчилль в послании к Сталину говорит о подготовке "серьезной операции в Арктике". Сталин в ответ пишет, что "...военное положение Советского Союза, равно как и Великобритании, было бы значительно улучшено, если бы был создан фронт против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика). Так впервые вопрос об открытии "второго фронта" был поставлен на высшем уровне.

Однако уже через три дня, т.е. 21 июля, У. Черчилль пишет Сталину о том, что советские предложения являются "нереальными". Позиция Лондона не была сюрпризом для советского руководства. Так, из сообщения резидента внешней разведки, полученного 15 июля, следовало, что англичане исходят из неизбежного поражения Советского Союза в течение 3-5 недель.

Под предлогом скорого поражения Красной Армии военное министерство Великобритании приняло решение об организации на Ближнем Востоке разведывательного бюро для координации разведывательной работы против СССР. В частности, имелось в виду создать под английским командованием партизанские отряды из сирийских армян и иранских курдов для действий в Армении, Северном Иране, Кавказе и Южной Украине и для диверсий на железных дорогах.

13 июля в Москву для организации диверсий был послан британский разведчик Монкс, сотрудник министерства экономической войны. Одновременно англичане вели активную разведывательную работу на территории СССР.

Учитывая негативное отношение англичан к открытию "второго фронта" в Европе и их нежелание оказать СССР реальную военную помощь, Сталин в письме к послу Майскому писал: "Английское правительство своей пассивно-выжидательной политикой помогает гитлеровцам. Если это предположение правильно, нам надо быть осторожными в отношении англичан".

Несколько иной была позиция США по вопросу об открытии "второго фронта" в Европе. Президент Рузвельт считал, что СССР необходимо помогать в борьбе с нацизмом, ибо это значит помогать самим себе. А будущий президент США, в то время влиятельный сенатор Г. Трумэн писал в газете "Нью-Йорк Таймс" 24 июня 1941 г. "Если мы увидим, что Германия побеждает, то мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они таким образом убивают друг друга как можно больше."

Из этого Сталину было ясно, что Советскому Союзу следует надеяться только на собственные силы и что союзники вступят в войну с Германией только тогда, когда ее поражение ни у кого не будет вызывать сомнения.

После поражения гитлеровских войск под Москвой в декабре 1941 г. неверие Запада в способность Красной Армии разгромить Германию стало ослабевать. Полученная внешней разведкой запись беседы британского посла С. Криппса со шведским посланником привела слова английского дипломата. Он, в частности, сказал:"Россия одна, без всякой помощи, успешно сражается с немцами. Наша помощь ей — ничтожна. Русские построили свою индустрию в десять раз быстрее, чем мы".

12 июля 1942 г. внешняя разведка доложила руководству страны секретные сведения о результатах встречи Черчилля и Рузвельта в Вашингтоне.Они решили в текущем году не открывать "второго фронта" в Европе и сосредоточить совместные операции против стран "оси" в Северной Африке.

Из Англии, где советская внешняя разведка располагала серьезными разведывательными возможностями, в августе 1942 г. были получены и доложены Сталину сведения о том, что англичане не намерены открывать "второй фронт" в этом году. У советского руководства, внимательно анализировавшего донесения внешней разведки, не было уверенности в том, что это может произойти и в 1943 г. Главной причиной было не отсутствие у союзников сил и средств (они нашлись на проведение операций против армии Роммеля в Африке), а в позиции У. Черчилля, который рассчитывал на взаимное ослабление СССР и Германии, что позволило бы установить послевоенную гегемонию Великобритании в Европе.Черчилль также постоянно предлагал Рузвельту, чтобы союзники осуществили высадку своего десанта на Балканах, в "мягком подбрюшье Европы", несмотря на то, что гористая местность этого полуострова мало подходила для такого рода операций.

Внешняя разведка НКГБ своевременно получила достоверную информацию о результатах Касабланкской конференции США и Великобритании, в частности, подлинные военно- политические планы союзников на 1943 г.,и информировала о них ГКО СССР. 24 апреля 1943 г. Нью-Йоркская резидентура передала в Центр сведения о результатах переговоров министра иностранных дел Великобритании А. Идена с правительством США, в ходе которых было доложено мнение генерального штаба США о нежелательности открытия "второго фронта" в Европе. Основные сухопутные операции против Германии предполагалось начать в 1944 г.

В октябре 1943 г. А. Иден прибыл в Москву с целью разъяснить Сталину трудности, испытываемые Англией и США накануне открытия "второго фронта" в Европе. После блестящих побед Советской Армии под Сталинградом, Орлом и Курском доводы А. Идена выглядели несерьезными, поэтому Сталин с иронией и сарказмом ответил ему: "Если сил не хватает, то ничего не поделаешь".

Вопрос о сокращении сроков войны и об открытии "второго фронта" в Европе обсуждался на Тегеранской конференции 30 ноября 1943 г. У. Черчилль вновь пытался уйти от конкретных обязательств по этому вопросу, однако натолкнулся на жесткую позицию Сталина, который, обращаясь к Молотову, сказал: "Видимо, нам здесь делать нечего. У нас много дел на фронте". Рузвельт, председательствоваший на конференции, объявил перерыв до следующего дня, использовав это время для того, чтобы убедить Черчилля дать конкретное обязательство об открытии "второго фронта" в 1944 г. Он понимал, что без Советского Союза разгромить Германию невозможно.

В трехстороннем соглашении, подписанном на Тегеранской конференции, было зафиксировано, что вторжение англо-американских войск во Францию состоится в мае 1944 г. Советский Союз взял на себя обязательство начать в это время наступление на Восточной фронте, чтобы не допустить перегруппировки немецких войск.

Как известно, операция "Оверлорд" началась 6 июня 1944 г., когда стало ясно, что Советский Союз способен в одиночку победоносно завершить войну с Германией и выйти к Ла-Маншу.

Сотрудничество разведок СССР, Англии и США в годы войны

С началом Великой Отечественной войны У.Черчилль от имени британского правительства заявил о готовности Англии оказывать помощь Советскому Союзу в отражении гитлеровской агрессии. Это поставило на повестку дня необходимость координации усилий разведорганов антигитлеровской коалиции в борьбе со спецслужбами общего врага.

В 1941 г. британское правительство через своего посла в Москве, левого лейбориста С. Криппса обратилось к советскому правительству с предложением о сотрудничестве по линии разведок в работе против гитлеровской Германии. Советское правительство приняло это предложение и для ведения переговоров выделило генерал-майора В.М. Зарубина и полковника И.А. Чичаева. Переговоры проходили в британском посольстве и длились две недели. Было разработано и подписано соглашение, в соответствии с которым обе стороны договорились обмениваться разведывательной информацией по Германии, оказывать друг другу помощь в проведении диверсий, заброске агентуры на территорию Германии и оккупированных ею стран и в организации радиосвязи с агентурой. Для координации действий разведок в Москве и Лондоне учреждались миссии.

Представителем британской миссии в Москве стал генерал Хилл, в прошлом являвшийся одним из помощников Локкарта. В Лондон был направлен полковник И.А. Чичаев. В помощь ему выделялось три оперативных работника, а также радист, шифровальщик и переводчик. Одновременно И.А.Чичаеву было поручено вести работу среди эмигрантских кругов в Англии. Он же поддерживал контакты с разведками эмигрантских правительств Польши, Чехословакии, Югославии, Греции, Норвегии, Бельгии, Французского комитета национального освобождения генерала де Голля.

И.А. Чичаев прибыл в Лондон в сентябре 1941 г. Через месяц в его рабочий кабинет проникли "воры", которые вскрыли столы и шкафы. Однако интересовавшие британские спецслужбы секретные документы хранились в шифровальной комнате посольства, и "воры" ушли ни с чем.

В начале 1942 г. в Англию стали прибывать подготовленные Центром агенты для их последующей заброски в Германию и оккупированные ею страны. Англичане размещали их на конспиративных квартирах, экипировали, обеспечивали питанием, немецкими продуктовыми карточками и диверсионной техникой. Однако они затягивали заброску нашей агентуры в тыл германской армии, и всего за годы войны в Германию, Австрию, Францию и Голландию было заброшено около 20 человек.

По инициативе США подобные переговоры состоялись и в 1943 г. в Москве. Разведку США — Управление стратегических служб (УСС) возглавлял ее руководитель генерал Уильям Донован, а советскую — начальник 1 Управления НКГБ генерал-майор П.М. Фитин. Было подписано соглашение, в соответствии с которым предусматривались обмен разведывательной информацией, консультации при проведении активных действий, оказание содействия в заброске агентуры в тыл общего врага, обмен диверсионной техникой и т.п.

Контакты с английской и американской разведками носили эпизодический характер. На практике сотрудничество сводилось к обмену информацией по военным вопросам и передаче друг другу диверсионной техники. Оно было малоэффективным и прекратилось с открытием второго фронта.

Несмотря на то, что британская разведка получала через свою агентуру достоверные сведения о планах германского командования на Восточном фронте, Лондон предпочитал хранить эту информацию в тайне от советского союзника. Внешняя разведка получала эти сведения через свою агентуру в британских спецслужбах.

Не отказывалась Британия от ведения разведработы против СССР и в годы войны. Так, в ориентировке НКГБ СССР от 30 октября 1945 г., проанализировавшей подрывную деятельность британских спецслужб против СССР в годы войны, говорилось:

"...Английские разведывательные органы воспользовались (расширившимися) возможностями и активизировали шпионскую деятельность против Советского Союза. Всего за период Отечественной войны в СССР побывало около 200 английских разведчиков, из них в Москве — 110 человек, в Мурманске — 30 и в составе различных делегаций свыше 20.

НКГБ СССР в период войны выявлены следующие английские резидентуры:

  1. "Интеллидженс сервис",
  2. разведки министерства экономической войны,
  3. военной разведки,
  4. военно-морской разведки,
  5. военно-воздушной разведки,
  6. политической разведки МИД,
  7. разведки министерства информации."

Вот что говорилось в ориентировке о главе британской разведывательной миссии в Москве бригадном генерале Хилле:

"Родился в семье крупного купца, торговавшего с царской Россией, в детстве жил в Москве, в 1914 году был членом английской военной миссии в России, в 1918 году находился в Москве на нелегальном положении и являлся участником заговора Локкарта. С 1921 по 1926 год вел разведывательную работу против СССР из Константинополя и Софии. Хорошо изучил Советский Союз, в частности УССР, Крым и Грузию. В совершенстве владеет русским языком".

Справедливости ради следует отметить, что и советская разведка не отказывалась от работы на территории Англии и США, с которыми сотрудничала по линии спецслужб.

Внешняя разведка о послевоенном устройстве

13 мая 1944 г. правительства СССР, США и Великобритании выступили со специальным заявлением, в котором потребовали от Венгрии, Румынии, Болгарии и Финляндии порвать с нацистской Германией и выйти из войны, пока есть время, чтобы избежать катастрофы. Это предупреждение оказало сильное воздействие на правящие круги германских сателлитов, которые, однако, не пошли на прямой разрыв с гитлеровцами. Основные усилия правящих кругов Италии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Болгарии направлялись на то, чтобы договориться с США и Англией о сепаратном мире в целях сохранения существующих в этих странах режимов.

Тайные переговоры о сепаратном мире велись в Стокгольме, Лиссабоне, Мадриде, Стамбуле, Каире, Женеве и других местах. С ноября 1942 г. по октябрь 1944 г. внешняя разведка органов госбезопасности добыла по этим вопросам большое количество материалов, которые докладывались Сталину.

После того, как Италия, Финляндия, Румыния, Болгария и Венгрия порвали отношения с Германией и большинство из них объявило ей войну, встал вопрос о путях послевоенного устройства в этих странах.Внешняя разведка по поручению правительства активно участвовала в осуществлении политического курса страны в отношении послевоенного устройства в Европе. Эта работа проводилась по трем направлениям: выявление и срыв планов и замыслов реакционных кругов европейских стран против Советского Союза, розыск и арест военных преступников и вражеской агентуры на территории стран, на которой находились советские войска, оказание помощи странам Восточной Европы в создании собственных органов государственной безопасности.

Так, в частности, в конце 1944 — начале 1945 г. в Румынии удалось вскрыть несколько подпольных профашистских организаций "железной гвардии", боровшихся против Советской Армии. В этой же стране имелись также "отряды смерти" численностью около тысячи человек, которые осуществляли террористические акции против советских солдат и офицеров. Активно действовала и германская разведка, которая через созданные ею подпольные организации пыталась совершить переворот в стране и добиться ее перехода на сторону Германии.

Советская программа послевоенного устройства в Европе сводилась к следующему:

  • освобождение стран Европы от гитлеровской оккупации и оказание им содействия в воссоздании национальных государств,
  • наказание военных преступников, виновных в развязывании второй мировой войны,
  • установление такого порядка в Европе, который исключал бы повторение войны,
  • организация европейского сотрудничества.

Перед внешней разведкой в этой связи была поставлена задача по выявлению планов и намерений основных союзных стран по проблемам послевоенного устройства. Она успешно справилась с этой задачей. Резидентуры НКГБ в Англии и США добыли все основные документы американского и британского правительств по этой проблеме и своевременно направили их в Центр. В частности, разведка получила копии основных документов английской и американской делегаций к Московской, Тегеранской, Крымской и Потсдамской конференциям.

Агентура советской внешней разведки получила также материалы о результатах двух конференций глав правительств США и Англии в Квебеке, а также о переговорах Черчилля и Идена с правительством США, Рузвельта с президентом Чехословакии Бенешем и польским премьером — генералом Сикорским и т.п.

Особое место в международной политике в то время занимал вопрос о послевоенном устройстве Германии. СССР выступал за наказание военных преступников, роспуск всех нацистских организаций, ликвидацию вермахта и его генштаба, выплату Германией репараций жертвам агрессии. Наша страна была против расчленения Германии на несколько государств, на чем настаивали Великобритания и США. Советская разведка регулярно получала секретные документы США и Англии, в которых излагалась позиция правительств этих стран в отношении Германии. Так, 23 и 28 января 1945 г. внешняя разведка доложила в ГКО основные документы правительств США и Англии, подготовленные к Крымской конференции. В них рассматривались такие проблемы, как расчленение и децентрализация Германии, размер пограничных уступок на Востоке, будущее Рейн-Вестфальского и Кильского районов, перемещение населения Германии, меры экономической безопасности и репарации, обращение с главными военными преступниками, порядок голосования в ООН, итало-югославская граница, границы Польши и др. Регулярно сообщаемая в Центр информация разведки докладывалась руководству страны и помогала ему в проведении политического курса на международной арене.

Операция "Мародеры"

В феврале 1941 г. на совещании германского верховного командования в ставке Гитлера было принято решение открыть новый фронт на Среднем Востоке. Германская армия, вторгшись в Иран и Афганистан, должна по замыслу Гитлера, перевалить Гиндукуш и ворваться в Индию. Завоевав ее, вермахт должен был соединиться на восточных границах Индии с наступавшими японскими войсками, что, по мнению нацистских главарей, превращало Германию во властелина мира.

Нарастание германской активности в Иране и Афганистане вызывало озабоченность в Москве, Лондоне и Вашингтоне. Перед советской внешней разведкой в Афганистане была поставлена задача активно противодействовать спецслужбам Германии, Италии и Японии в этой стране с целью блокирования их деятельности и сохранения нейтралитета Афганистана.

Центр также ставил задачу парализовать деятельность спецслужб Германии и Японии, направленную на дестабилизацию обстановки в Индии. В случае успеха подрывная деятельность Германии и Японии могла бы привести к самым тяжелым последствиям для всей антигитлеровской коалиции.

В сентябре 1941 г. резидент советской разведки в Кабуле Аллахвердов М.А. ("Заман") встретился с "Ромом", индийцем по имени Бхагат Рам Гудассмаль. "Ром" происходил из состоятельной семьи, участвовал в революционном движении, был членом левого крыла партии Индийский национальный конгресс. Его старший брат Камхари был повешен за убийство генерал-губернатора Пенджаба. "Ром" предложил свое сотрудничество в борьбе против гитлеровской Германии. В частности, еще раньше он установил контакты с германским посольством. Он познакомился с послом Пильгером, резидентом абвера Расмусом, сотрудниками резидентуры Витцелем и Виллертом.

От германских разведчиков "Ром" получил задание переправить в Германию одного из лидеров АНК Субхаса Чандру Боса, которого по всей Индии безуспешно разыскивали британские спецслужбы. С.Бос говорил немецким представителям, что желает военного поражения Англии, т.к. считает, что совместное наступление Германии и Японии на Индию, подкрепленное антианглийским восстанием в стране, принесет свободу его родине.

В связи с планами абвера по вторжению в Индию Германия остро нуждалась в получении информации по этой стране. Поэтому "Ром" был желанным гостем в гитлеровском посольстве. Берлин дал высокую оценку деятельности резидента абвера в Кабуле Расмуса, привлекшего к сотрудничеству "Рома" и С. Боса. Как рассказал после войны на допросах в Бутырской тюрьме шифровальщик резидентуры Цугенбюллер: "Перед "Ромом" ставилась задача освещения внутриполитического положения в Индии по материалам созданной Босом подпольной организации, сбор разведывательных сведений о военных усилиях англичан в Индии и передача организации Боса указаний по ведению подрывной работы против них в Индии".

Через "Рома" и другие агентурные возможности советская разведка к 1942 г. установила нацистскую агентуру в Кабуле. Агентурная сеть гитлеровцев была весьма разветвленной и насчитывала несколько десятков человек. Среди них — начальник штаба афганской армии Мустафа-хан, начальник управления военной разведки Мухаммед Анвар-хан, командир кавалерийской бригады Султан Ахмед-хан, начальник оперативного отдела штаба армии Сараджуддин-хан и другие лица.

В афганской армии работали германские военные инструкторы, сотрудники военного атташата и абвера. Резидент абвера Расмус поддерживал регулярные контакты с военным министром Шахом Махмудом-ханом. Прогермански настроены были премьер-министр Мухаммед Хашим-хан, его заместитель Наим-хан и командир Центрального армейского корпуса Дауд-хан. Все это делало реальными шансы на совершение пронацистского военного переворота в Афганистане, за которым должно было последовать введение германских войск и их последующее вторжение в Индию.

В 1942 г. германское посольство получило задание Берлина подготовить доклад о деятельности советской разведки в этой стране, однако не смогло сообщить ничего конкретного, т.к. не располагало сведениями об агентуре советского посольства.

Советская же разведка, в свою очередь, установила, что помимо агентуры абвера, на итальянскую разведку работало не менее 10 высокопоставленных офицеров афганской армии. Была также раскрыта агентурная сеть японской разведки.

В феврале 1942 г. послы стран оси Рим-Берлин-Токио сделали совместное представление МИД Афганистана, в котором предложили присоединиться к ним и отказаться от политики нейтралитета. А в январе того же года японский поверенный в делах сделал афганскому правительству официальное предложение вступить в войну против Англии. За это Япония соглашалась оставить за Афганистаном всю территорию Индии, которую он сумеет оккупировать.

Немецкие представители в Афганистане приступили к закупке и складированию оборудования и горючего, необходимого для вермахта в его походе на Индию. Одновременно "Ром" получил от Расмуса задание развернуть в тылу индийских войск деятельность по разложению тыла, приурочив ее к моменту выхода германских сил на индийскую границу.

В разгар германского наступления под Сталинградом заместитель премьер-министра Афганистана Наим-хан в беседе с Пильгером заявил о готовности предоставить в распоряжение вермахта до 150 тысяч солдат для ведения войны против СССР.

Однако Берлин не вполне доверял афганскому правительству, считая его зависимым от Великобритании, и делал ставку на Амануллу-хана, бывшего короля Афганистана, проживавшего в Италии. Взамен на возвращение ему трона Аманулла-хан обещал быть более надежным сторонником Германии и Италии, чем Захир-шах.

Но после поражения армии Паулюса под Сталинградом гитлеровское командование было вынуждено отказаться от своих планов вторжения в Индию.

Благодаря действиям советской разведки, Москва знала о планах и намерениях Германии в отношении Афганистана и Индии.Перед "Ромом", являвшимся подставой советской разведки абверу, ставилась задача "стать немецким резидентом в Афганистане, выявить там немецкие связи и, по возможности, проникнуть в немецкую работу из Афганистана на Советский Союз и Индию".

В феврале 1942 г. "Ром" получил задание абвера срочно отправиться в Индию для организации во всех портовых городах групп по проведению диверсий и саботажа, а также подготовке антибританских восстаний. Он получил от резидента абвера Расмуса 100 тыс. афгани и оружие. Большая часть этих денег была передана "Ромом" советской разведке, которая внесла их в Фонд обороны СССР. Ранее он внес 300 тысяч фунтов стерлингов золотом и 10 тыс. купюрами.

Информация от "Рома" была доложена Сталину, Молотову и Берии. Нацистский режим так высоко ценил услуги советского агента "Рома", что наградил его орденом, а Гитлер прислал ему благодарственную телеграмму.

Учитывая полученные от "Рома" сведения в отношении германских планов в Индии, было принято решение о начале совместно с англичанами активных действий против деятельности спецслужб стран оси в регионе. С июня 1942 г. советская и британская разведки начали совместно готовить специально для резидента абвера Расмуса сообщения о положении в Индии. Контакт с британской разведкой осуществлялся в Москве, Кабуле и Тегеране.

Советская и британская разведка повели оперативную игру по дезинформации абвера в Афганистане. Пикантность ситуации заключалась в том, что дезинформировали гитлеровцев "Ром" и С. Бос, являвшийся британским агентом. Об этом советская разведка знала, но не открывала своих сведений перед англичанами.

Субхас Чандра Бос справедливо считал нацистскую Германию врагом всего человечества и сознательно пожертвовал своей репутацией для того, чтобы внедриться в самое логово нацистского III Рейха. Он поддерживал личные контакты с Гитлером, что позволяло британским спецслужбам быть в курсе его замыслов в отношении Индии, Ближнего и Среднего Востока.

В Берлине и Токио верили, что "Рому" удалось создать и возглавить новую антианглийскую организацию " Индийский национальный революционный комитет", который на самом деле был легендирован советской и британской разведками. Его численность якобы составляла 20 тыс. человек. По разработанной легенде выходило, что эта организация пользуется широкой поддержкой населения и готова после выхода из подполья взять власть в свои руки как на местах, так и в центре.

"Ром" по заданию советской и британской разведок передавал абверу правдоподобную информацию, которую можно было перепроверить.Это вселяло в высшее германское руководство уверенность в том, что абверу действительно удалось создать в Индии подпольную сеть прогерманских организаций и поставить у руля в них своих людей. Это позволило советской и британской разведкам парализовать подрывную деятельность Германии в регионе, не дать ей возможности создать действительные пронацистские организации и открыть дополнительный фронт борьбы против стран антигитлеровской коалиции.

Заключение

Великая Отечественная война стала серьезным испытанием для внешней разведки. В неимоверно сложных условиях, порой под бомбами, разведчики рисковали своей жизнью для того, чтобы добыть важную разведывательную информацию. Разведка информировала Сталина о планах германского командования под Сталинградом, на Курской дуге, о других замыслах германского вермахта. Тем самым она внесла свой вклад в победу нашего народа над самым опасным в истории человечества агрессора.

Важное место в ее деятельности в годы войны занимало выяснение подлинных планов союзников СССР по антигитлеровской коалиции в отношении сроков открытия "второго фронта", их позиции на совещаниях "Большой тройки".

Внешняя разведка получила и своевременно направила в Центр документальные данные о намерениях союзников в отношении послевоенного устройства в Европе.

Благодаря полученным разведчикам сведениям о сепаратных переговорах в Швейцарии руководителя резидентуры УСС (разведки) США А. Даллеса с нацистами, удалось сорвать планы отдельных главарей нацистского режима по внесению раскола в ряды антигитлеровской коалиции.

Роль внешней разведки в проникновении в тайны "Манхэттенского проекта" широко известна. Благодаря полученным ею в военные годы сведениям о разработке в США и Англии атомного оружия, нашей стране удалось в нелегкие послевоенные годы создать собственную бомбу и преодолеть монополию США в этой области.