Становление внешней разведки (1921 — 1925)

Введение

После завершения Гражданской войны началась полоса дипломатического признания молодого государства. Перед нашей страной стояла задача восстановить разрушенную войной экономику и приступить к мирному строительству. В начале 1921 года в России возник острый внутриполитический кризис, вызванный недовольством крестьянства продразверсткой. Он вылился в восстания крестьянских масс в ряде губерний, в частности, в Тамбовской, где крестьянские волнения получили название Антоновщины.

Под давлением широких крестьянских масс, требовавших введения твердого натурального налога взамен продразверстки, а также в связи с очевидным провалом политики "военного коммунизма" руководство РСФСР принимает на Х съезде РКП(б) в 1921 году курс на так называемую "новую экономическую политику", которая предусматривала отмену продразверстки и системы распределения, допускала существование частного сектора в сельском хозяйстве и промышленности, сдачу предприятий в аренду, иностранную концессию в области добычи полезных ископаемых, свободную торговлю и использование наемной рабочей силы. Это позволило в кратчайший срок наполнить рынок товарами и решить многие экономические проблемы страны, особенно продовольственную.

С изменением политического положения как внутри страны, так и на международной арене, соответственно изменились и функции ВЧК. В частности, исчезла необходимость использования чрезвычайных мер, к которым ЧК прибегала во время Гражданской войны. Поэтому 23 января 1922 года было принято решение об упразднении ВЧК и создании на его базе Государственного политического управления (ГПУ) при Народном комиссариате внутренних дел.

В декабре 1922 года был создан Советский Союз, который объединил в едином государстве практически большую часть бывшей территории Российской империи. После образования СССР ГПУ было преобразовано в Объединенное государственное управление (ОГПУ).

Эта реорганизация не была простой сменой вывески. В отличие от бывшей ВЧК, имевшей право выносить внесудебные приговоры, ОГПУ занималось решением политических задач. А все вопросы, касающиеся сферы деятельности юстиции, решались через органы прокуратуры и суда.

Главные задачи и направления деятельности внешней разведки в 20-х годах

В соответствии с положением об ОГПУ, в нем было создано Секретно-оперативное управление, в которое входил и Иностранный отдел (ИНО), занимавшийся ведением разведки за рубежом. ИНО ОГПУ был значительно расширен, перед ним были поставлены новые, более сложные задачи с учетом изменившейся обстановки.

В начале 20-х годов внешняя разведка ОГПУ решала за рубежом следующие задачи:

  • выявление на территории сопредельных государств контрреволюционных террористических организаций, готовящих свержение советской власти;
  • разработка разведывательных и контрразведывательных организаций противника;
  • получение политической и экономической, в том числе документальной, информации за рубежом;
  • осуществление мероприятий по расколу и дискредитации организаций белой эмиграции и их лидеров.

Во главе закордонных разведаппаратов стоял резидент ИНО ОГПУ. В соответствии с положением о резиденте, ему предоставлялось право самостоятельно, без запроса Центра, вербовать агентуру. Для связи с Центром резидент использовал собственный шифр. Один раз в три месяца резидент отчитывался перед Центром о расходовании валютных средств.

Структура внешней разведки

ИНО ОГПУ состоял из следующих подразделений:

  • закордонное отделение;
  • канцелярия закордонного отделения;
  • бюро виз;
  • стол выездов;
  • стол въездов;
  • стол въездов и выездов эшелонами;
  • стол приема заявлений;
  • общая канцелярия.

Руководители внешней разведки в 20-е годы

Первым руководителем ИНО ГПУ был назначен Давыдов (Давтян) Яков Христофорович, который совмещал эту должность с работой в Наркомате иностранных дел. Внешней разведкой он руководил с 1920 по 1921 год.

В 1921-1922 годах внешней разведкой руководил Могилевский Соломон Григорьевич.

С 1922 по 1930 год начальником ИНО являлся М.А.Трилиссер, который одновременно был и начальником закордонного отделения. В ИНО ОГПУ в 1922 году работало всего 70 человек.

В июне 1922 года было утверждено Положение о Закордонном отделе ИНО ГПУ. Согласно этому документу, Закордонный отдел являлся "организационным центром, сосредоточивающим все руководство и управление зарубежной работой разведывательного и контрразведывательного характера".

Для ведения разведывательной работы за рубежом создавались резидентуры ИНО. Для руководства разведаппаратами (резидентурами) за границей образовывалось 6 секторов:

  1. Северный, включавший страны Прибалтики и Скандинавию.
  2. Польский.
  3. Центрально-Европейский (резидентуры в Берлине и Лондоне).
  4. Южноевропейский и балканских стран.(Резидентура ГПУ — в Вене).
  5. Восточный. (Организацией закордонной разведки занимались Полномочные представительства ОГПУ в регионах. Так, Полпредство ОГПУ на Кавказе вело работу по Турции и Ирану, Хабаровское — против Японии и Китая).
  6. Американский (резидентуры — в Нью-Йорке и Монреале).

Направления деятельности внешней разведки в 20-х годах

В 1921-1925 гг. основной задачей ИНО ОГПУ являлось создание системы "легальных" резидентур, которые действовали под прикрытием советских дипломатических или торговых представительств. В те времена резидентуры были немногочисленными и состояли, как правило, из 2 — 4 человек. Сотрудники "легальных" резидентур работали под прикрытием совзагранучреждений — полпредств, торговых представительств, других учреждений.

В 20-х годах выделялись следующие направления деятельности внешней разведки:

  • разработка российских эмигрантских групп и партий,
  • внешняя контрразведка,
  • дипломатическая разведка,
  • экономическая разведка.

В 20-е годы главным противником считалась белогвардейская эмиграция, готовившая свержение советской власти. Поэтому перед внешней разведкой стояла первоочередная задача по проникновению в белоэмигрантские организации, выявлению их планов, задач, состава, источников финансирования и т.п.

В 1922 году советником Полпредства СССР в Пекине был направлен первый руководитель внешней разведки Яков Христофорович Давтян, который одновременно являлся главным резидентом ИНО в Китае и руководил работой резидентур в Пекине, Харбине, Шанхае. Резидентура в Пекине основное внимание в тот период уделяла получению сведений о деятельности белогвардейских формирований на территории Китая, выявлению и пресечению их подрывной работы против СССР, а также вскрытию агрессивных планов Японии в отношении нашей страны.

В январе 1923 года Я.Х.Давтян направил в Центр все архивы белогвардейской контрразведки, добытые агентурой ИНО в Харбине.

Вот что он писал в письме руководителю ИНО М.Трилиссеру в мае 1923 года. " Я очень рад, что дальневосточным делам стали в Москве придавать больше значения. Работа здесь весьма интересная, захватывающая, огромная, но очень трудная, сложная, чрезвычайно ответственная. Отдаленность Москвы, плохая связь еще больше осложняют здесь нашу работу.

Несколько слов о нашей специальной работе. Она идет хорошо. Если Вы следите за присылаемыми материалами, то видите, что я успел охватить почти весь Китай, ничего существенного не ускользает от меня. Великолепно работает шанхайский аппарат... Недурно работает маньчжурский аппарат, в частности в Харбине и на станции Пограничной. К сожалению, харбинский резидент до сих пор подчинен и Чите, и Владивостоку. Я считаю это ошибкой и полагаю необходимой полную централизацию у меня. Организация должна быть одна. Прошу Ваших соответствующих распоряжений."

В декабре 1923 года Давтян вновь информирует Трилиссера о работе пекинской резидентуры. "Наши связи, — писал он,- расширяются. В общем могу смело сказать сказать, что ни один шаг белых на всем Дальнем Востоке не остается для меня неизвестным. Все узнаю быстро и заблаговременно. С этой стороны дело обстоит хорошо."

В 20-е годы закордонная разведка ОГПУ сумела обеспечить агентурное проникновение практически во все активные белоэмигрантские формирования, такие, как "Народный союз защиты родины и свободы" Савинкова, "Российский общевоинский союз" (РОВС) и другие.

Важнейшими результатами деятельности внешней разведки по белоэмигрантской линии в тот период были: операция "Синдикат-2" по выводу Б.Савинкова в СССР и разгром его организации на нашей территории; операция "Трест" в отношении британского агента С.Рейли и его арест; разложение РОВС 'а, разгром белогвардейских организаций на Дальнем Востоке и другие акции.

Активную роль в операции "Синдикат-2" сыграл чекист А.П.Федоров, которому удалось завлечь Б.Савинкова в СССР.

Операция "Трест".

В конце 1921 — начале 1922 года органами ОГПУ была нейтрализована подпольная антисоветская "Монархическая организация центральной России" (МОЦР). Из показаний ее участников выяснилось, что заговорщики были связаны с заграничной контрреволюцией. Организация была ликвидирована, но никаких сообщений в прессе об этом не появилось.

Руководством ОГПУ было принято решение использовать уже несуществующую организацию для оперативной игры с целью проникновения в зарубежные контрреволюционные центры. Операция получила условное наименование "ТРЕСТ".

Основным действующим лицом всей оперативной игры, осуществлявшейся под руководством Ф.Э.Дзержинского и В.Р.Менжинского, был А.А.Якушев, выступавший в роли фактического руководителя МОЦР. Якушев, бывший действительный статский советник, в феврале 1917 года отказался принять пост товарища (заместителя) министра Временного правительства, считая, что это противоречит его монархическим убеждениям. После Октября был привлечен как крупный специалист в Наркомат внешней торговли. Был перевербован ВЧК, согласился добровольно сотрудничать с нею, все возлагавшиеся на него задачи выполнял честно, с большим знанием дела. Не раз рисковал жизнью.

Разработанная чекистами легенда, подбор участников, распределение ролей были так продуманы, что в "Трест" поверили бывший Великий князь Николай Николаевич, монархист генерал Кутепов, а также Б.Савинков и бывший российский подданный, одесский еврей Сидней Рейли. За участие в заговоре британского посла Локкарта он был заочно судим и приговорен к расстрелу в случае появления на территории нашей страны.

Услышав о существовании МОЦР, в апреле 1925 года уже после ареста Б.Савинкова, он направил в адрес этой организации письмо, в котором давал рекомендации перейти к террористическим акциям в отношении руководителей советского государства. Было принято решение использовать операцию "Трест" для вывода С.Рейли на территорию СССР и его ареста.

В середине сентября С.Рейли приехал в Хельсинки, где его встретил белогвардеец Бунаков и племянница Кутепова Мария Захарченко-Шульц. Сюда же прибыл и А.Якушев, который тоже рассказал С.Рейли о надежности "окна" через границу. Рейли принял решение побывать в СССР с целью инспекции МОЦР. 25 сентября вместе со своими спутниками он перешел границу в районе станции Куоккала.

На станции Парголово С.Рейли был посажен в транзитный поезд. В купе его ожидал А.Якушев, "легально" перешедший границу и "рядовой член МОЦР" Щукин, роль которого играл чекист Г.Сыроежкин.

В Ленинграде Г.Сыроежкин отвез С.Рейли на подготовленную чекистами квартиру, которую выдал за свою. Здесь Рейли встречался с эмиссаром генерала Врангеля Мукаловым.

В Москве С.Рейли встречали сотрудники ОГПУ, выдававшие себя за деятелей МОЦР. Гостя отвезли на дачу в Малаховку, где было инсценировано заседание политсовета организации. Для финансирования деятельности МОЦР С.Рейли предложил организовать "экспроприацию" художественных ценностей из советских музеев, а также активное сотрудничество с британской разведкой.

После совещания все поехали в Москву. По просьбе С.Рейли они заезжают на квартиру одного из сопровождающих его чекистов и С.Рейли, не подозревая об этом, пишет открытки своим друзьям в Германию и США "из большевистского логова". Здесь он был арестован, а 5 ноября 1925 года был приведен в исполнение приговор, вынесенный в 1918 году.

Операция "Синдикат-2".

После Гражданской войны за границей России осело большое количество эмигрантов, многие из которых не отказались от вооруженной борьбы против Советской России. Активную борьбу против советской власти вел Борис Савинков, тесно связанный с польской разведкой. В этих условиях ОГПУ приняло решение выманить его на территорию России и арестовать. Была задумана и успешно осуществлена операция "Синдикат-2", в которой активное участие принимал Г.Сыроежкин. Когда на границе был арестован адъютант Савинкова — Шешеня, который шел с заданием восстановить связь с резидентами подпольной антисоветской организации "Союз защиты родины и свободы" в Минске и Москве, Г.Сыроежкин был направлен в Минск с задачей захватить минского резидента, бывшего штабс-капитана Герасимова. С этой задачей он справился успешно.

Сам адъютант Б.Савинкова Шешеня и московский резидент Рекунов, арестованные чекистами, согласились подключиться к оперативной игре "Синдикат-2".

По замыслу В.Р.Менжинского, руководившего операцией, Б.Савинкова нужно было заставить поверить в существование в СССР неизвестной ему солидной антисоветской организации, нуждающейся в опытном и влиятельном руководителе. Была создана легендированная организация "Либеральных демократов". Были получены данные о попытках киевской контрреволюционной организации установить связи с "Либеральными демократами". Профессор Исаченко, считавший Сыроежкина сыном покойного московского фабриканта, уговорил познакомить его с руководителями ЛД.

В это время в Москву прибыл эмиссар Савинкова Фомичев, который должен был проверить сведения о существовании организации ЛД. Была организована встреча Фомичева с Исаченко в номере гостиницы "Новомосковская". Фомичев возвратился за рубеж в полной уверенности в существовании организации "Либеральных демократов".

Вскоре Б.Савинков посылает в Москву своего ближайшего помощника, полковника Павловского с целью проверки деятельности Шешени и его жены А.Зайченок, которая также была перевербована чекистами. В Москве Павловский был арестован.

С целью проверки эффективности легенды существования организации ЛД В.Р.Менжинский направляет Г.Сыроежкина под фамилией Серебрякова в Польшу для передачи польской разведке очередной партии дезинформационных материалов, а для Савинкова — докладную записку Л.Шешени. Однако в Вильнюсе Г.Сыроежкин неожиданно встретил бывшего сослуживца по армии Стржелковского, который его опознал. Г.Сыроежкин был задержан и доставлен в полицию. Г.Сыроежкину удалось убедить полицейских в том, что Стржелковский сводит с ним счеты, и он был отпущен.

Г.Сыроежкин благополучно встретился с капитаном польской разведки Секундой и с Фомичевым, которому передал письмо Л.Шешени для Б.Савинкова. Вскоре Фомичев снова прибыл в Москву с целью очередной проверки деятельности ЛД. Было созвано "совещание" с участием Павловского, Фомичева и чекистов, которые играли роль членов организации.

После этого было принято решение послать вторично Г.Сыроежкина в Вильно с письмами Павловского Савинкову и специально разработанным секретным приказом РККА о проведении маневров вблизи польской границы. Операция вступила в завершающую стадию. В июле 1924 года Федоров и Фомичев прибыли в Париж для встречи с Савинковым. Он принял решение ехать в Москву.

В ночь на 15 августа Савинков и сопровождавшие его люди перешли советско-польскую границу и были арестованы. На следующий день доставлены в Москву.

Внешняя контрразведка

Основное внимание по линии внешней контрразведки в 20-е годы уделялось проникновению в разведывательные и контрразведывательные органы зарубежных стран, проводивших враждебную СССР политику, выявление их агентуры, забрасываемой на территорию нашей страны, а также вербовочных подходов к советским гражданам. На внешнюю контрразведку возлагалась также задача обеспечения безопасности совграждан и учреждений за границей.

В результате активных действий внешней разведки удалось приобрести ряд ценных агентов в спецслужбах Японии, Китая, Германии, Турции и некоторых других стран. В результате ИНО ОГПУ сумел получить документальные данные о подрывной деятельности немецкой контрразведки против Германской компартии и сорвать провокации против сотрудников советского диппредставительства.

Внешняя контрразведка в 20-х годах сумела также получить документальные материалы, раскрывающие подрывную деятельность спецслужб Великобритании, Франции и Японии против СССР.

Итоги деятельности внешней разведки в 20-е годы

Несмотря на сложную для нашей страны международную обстановку, в 20-х годах внешняя разведка добилась серьезных результатов. Наиболее успешной была ее деятельность в Германии и Китае. Берлинская резидентура ИНО ОГПУ вела работу не только в отношении Германии, но и против Англии, Франции, Австрии, Болгарии, Румынии и Чехословакии. Берлинская резидентура сумела проникнуть в руководящие органы контрреволюционных белоэмигрантских организаций, а также правительственные органы и спецслужбы этой страны.

Уже в 1922 году внешняя разведка получила важные сведения о политике Франции в отношении СССР. Ценная информация поступала и о политике США. В добытых материалах подробно освещалась деятельность антисоветских организаций монархистов, Б.Савинкова, разведки Врангеля.

Берлинская резидентура получила также сведения о работе французской разведки в советском Балтийском флоте, которые помогли нейтрализовать эту деятельность. В период работы Генуэзской конференции внешняя разведка получила материалы о готовящихся террористических актах белой эмиграции в отношении членов советской делегации, а также о позиции отдельных европейских стран в отношении признания СССР.

Разведка против Японии и Китая первоначально велась только полномочными представительствами ОГПУ на Дальнем Востоке. В 1923 году создаются резидентуры в Пекине и Харбине. Вскоре они стали получать информацию не только о деятельности белогвардейской эмиграции, но и по Японии и Китаю.

В мае 1921 года при ВЧК был создан 8 спецотдел, в котором имелось 4 отделение во главе с А.Г.Гусевым. Оно занималось "открытием иностранных и антисоветских шифров и кодов и дешифровкой документов". Во главе 8 спецотдела стоял видный государственный деятель Г.И.Бокий. В результате деятельности подразделения по дешифровке иностранной секретной переписки внешняя разведка получила возможность читать документы японского МИД, разведки, других правительственных организаций, а также доступ к секретам ряда европейских стран, в том числе Англии, Франции, Германии.

В 1921-1925 внешняя разведка ОГПУ активно действовала на территории ряда иностранных государств, добилась положительных результатов в решении стоящих перед ней задач и внесла свой вклад в упрочение позиций СССР на международной арене. При этом внешняя разведка приобрела много ценной агентуры, которая в основном работала на идейной основе.

Заключение

В 20-е годы внешняя разведка делала первые шаги на международной арене. Для нее в тот период были свойственны большая свобода оперсостава в вербовке агентуры, широкие права резидента, который без согласования с Центром утверждал новоприобретенных агентов. От разведки требовалось одно: добывать секретную информацию, интересующую Центр. В то время не было четкой грани между "легальной" и нелегальной разведкой: один и тот же разведчик мог сначала работать под прикрытием официального советского представителя, а очередной служебной командировке выступать под именем иностранца.

Именно в такой роли выступали известные разведчики Федоров, Мицкевич, Парпаров, Быстролетов, Фадейкин, Зарубин и многие другие. Международная обстановка в 20-е годы в целом была благоприятной для действий советской внешней разведки. В те времена не существовало плотного наружного наблюдения, опасных для оперработников технических средств радиоперехвата, контроля и проверки.В 20-е годы внешняя разведка сумела заявить о себе и успешно выполняла задания Центра.