Операция по проникновению в секреты Форин офиса.

До разрыва дипломатических отношений между Англией и СССР в 1927 году в Лондоне действовала "легальная" резидентура, от которой поступала важная политическая информация из МИД и МВД, различных политических партий, британской контрразведки.

В 1933 году в Лондон был направлен разведчик-нелегал А.Дейч, который фактически руководил работой нелегальной резидентуры. В 1933 году к нему был направлен выдающийся разведчик-нелегал Д.Быстролетов, которому было поручено завербовать шифровальщика МИД Англии. Эта вербовка состоялась в 1934 году, в результате чего внешняя разведка получила доступ к секретам британской дипломатии.

За несколько лет до этого в начале 1930 года в советское Полпредство в Париже явился скромно одетый человек небольшого роста и попросил о встрече с военным атташе. Вышедшему к нему сотруднику ИНО ОГПУ посетитель представился просто как Чарли ("Арно") и сказал, что работает наборщиком в типографии Форин Офиса (МИД Англии), где печатаются расшифрованные телеграммы из дипломатических представительств Великобритании для последующего доклада руководству Министерства и членам кабинета. За вознаграждение, сказал Чарли, он мог бы изготавливать лишние экземпляры и передавать их советскому представителю. Если дело пойдет хорошо, то он мог бы принести также коды и шифры, которые печатаются в той же типографии.

Столь заманчивое предложение ставит любую разведку перед дилеммой: доверять или не доверять такому человеку. Он может быть действительно тем, за кого себя выдает, но с такой же долей вероятности может оказаться и провокатором, подосланным иностранной спецслужбой с целью создания канала дезинформации или компрометации сотрудников посольства данной страны.

В НКВД решили рискнуть и вскоре в Москву потекли секреты Форин Офиса. Так работа продолжалась более года. "Арно" назначал места и время встречи, решал, какие документы можно передавать, а какие нет. В процессе работы выяснилось, что он имеет также отношение к шифрам и кодам, которые якобы тоже печатаются в типографии.

По эрудиции, манерам и умению вести разговор с собеседником было видно, что "Арно" не простой наборщик, а скорее ответственный чиновник МИД. После детального анализа ситуации в Центре было принято решение поручить Дмитрию Быстролетову установить прямой контакт с "Арно" и основательно разобраться в этом человеке. В случае, если "Арно" располагает доступом к шифрам, договориться с ним об условиях передачи нам их копий.

Когда все детали были уточнены, для Быстролетова был изготовлен чешский паспорт, с которым ему предстояло играть роль прокрутившего свое состояние венгерского графа, вынужденного работать на советскую разведку, поставляя ей за деньги некоторую секретную информацию.Чтобы легенда выглядела естественнее, Дмитрий Александрович как бы случайно столкнулся с "Арно" на месте, где проходила его встреча с сотрудником резидентуры. Ситуация выглядела так, будто сотрудник не рассчитал время и произошла накладка, когда еще не закончилась беседа с первым человеком, а на встречу уже явился второй. Разведчик извинился, отвел Быстролетова в сторону, поговорил с ним 1-2 минуты и вернулся к "Арно". Этих минут было достаточно, чтобы "Арно" запомнил незнакомца.

В дальнейшем Быстролетов проследил, где живет "Арно", и "случайно" встретился с ним на пути. Они узнали друг друга. После этого Быстролетов имел еще пару эпизодических встреч с "Арно", но тот вел себя настороженно и уходил от контактов с разведчиком.

Тогда разведчик решил посетить дом "Арно". Жил тот в богатом особняке и, как оказалось, был выходцем из аристократического рода. "Арно" дома не было. Быстролетов представился жене в качестве доверенного лица одного из западных банков, в котором ее супруг держал часть ценных бумаг.

Тема разговора заинтересовала хозяйку, а последующий ленч в одном из самых дорогих отелей окончательно склонил ее на сторону обаятельного "графа". В беседе с ней выяснилось, что "Арно" увлекается спиртным. И очень скоро это подтвердилось. Посетив на следующий день свою новую знакомую, Дмитрий увидел "рабочего типографии" спящим в кресле в гостиной. Нужно было принимать срочные меры. По совету жены было решено провести для него месячный курс лечения, после чего "Арно" пришел в норму. Отношения с ним стали дружескими. "Арно" оказался одним из руководителей шифроргана МИД Англии и специалистом по разработке шифров и дешифрованию.

Для организации конспиративной связи с советским разведчиком было решено поместить одного из сыновей "Арно" для воспитания и изучения языка в богатую семью в соседней стране. Это давало отцу возможность, не вызывая подозрений, выезжать заграницу и привозить с собой материалы.

Д.А. Быстролетов установил настолько тесный контакт с семьей "Арно", что стал опекуном его детей.

В течение трех лет разведчик регулярно получал от "Арно" шифры, коды, перешифровальные таблицы, сборники шифртелеграмм и другие секретные документы МИД.

В дальнейшем положение осложнилось. У "Арно" вновь начались запои, что постепенно вызвало негативное отношение к нему со стороны руководства МИД. К тому же, по словам жены, к мужу стал проявлять интерес чиновник из службы безопасности. Это могло привести к провалу, и Центр принял решение прекратить с ним работу.

Вскоре в связи с очередным запоем "Арно" отстранили в министерстве от работы с секретными материалами и установили за ним наблюдение, поскольку был замечен его повышенный интерес к закрытым данным. Чтобы не подвергать риску Быстролетова, Центр направил ему указание немедленно выехать из страны. Однако он решил еще раз посетить "Арно" и вместе с женой попытаться что-то сделать, чтобы спасти его от неминуемой катастрофы.

Когда вечером разведчик прибыл в особняк, с женой "Арно" беседовал незнакомый мужчина. Его представили Дмитрию как сотрудника МИД, однако в ходе разговора стало ясно, что это сотрудник местных спецслужб. Многозначительно посмотрев на Быстролетова, он сказал, что ищет иностранного шпиона, который крутится около "Арно". Дмитрий Александрович ничем себя не выдал и, продолжая беседу как ни в чем не бывало, рассказал несколько смешных историй, а в конце визита пригласил чиновника на ленч в лучший ресторан столицы.

Быстролетов понимал, что петля вокруг него стремительно затягивается. На следующий день рано утром первым самолетом по имевшемуся у него запасному паспорту он покинул страну и таким образом избежал ареста.

Что касается "Арно", то он был уволен с работы, и финансовые дела семьи сильно расстроились. Понимая безвыходность положения, он после очередного запоя покончил жизнь самоубийством. Имущество семьи было описано, особняк продан. Родные "Арно" оказались в тяжелом материальном положении. Помня о плодотворном сотрудничестве с агентом, Центр принял решение об оказании им помощи. Жене "Арно" была передана необходимая сумма денег, и она с благодарностью ее приняла.

Д.А. Быстролетов приступил к поиску других источников в учреждении, где работал "Арно". Дела продвигались успешно. Вскоре к сотрудничеству с советской разведкой был привлечен еще один шифровальщик — "Маг".

За три с лишним года работы "Маг" передал значительное количество секретных материалов исключительной ценности, в том числе шифртелеграммы. Быстролетову удалось получить через "Мага" отчет о встрече министра иностранных дел Великобритании Саймона с Гитлером в 1935 году. Многие его материалы докладывались высшему руководству страны, в том числе Сталину.