От членов "Кембриджской пятерки" поступили сведения о целях планировавшегося немецкого наступления под Курском

7 мая 1943 года в Государственный комитет обороны из НКГБ СССР было направлено сообщение о полученных резидентом НКГБ в Лондоне агентурных данных относительно немецкого плана наступательной операции "Цитадель" и оценки германским командованием боеготовности советских войск на Курско-Белгородском направлении. В нем говорилось: "Резидентура НКГБ СССР в Лондоне сообщает полученный агентурным путем текст телеграммы, отправленной 25 апреля из Южной группы германских войск за подписью генерала-фепьдмаршала фон Вейхса в адрес оперативного отдела верховного командования армии..."

"Полученный агентурным путем текст телеграммы". Каким же образом резидентура НКГБ в Лондоне сумела получить зашифрованный текст телеграммы, с помощью которой переписывались командные подразделения вермахта? В Великобритании существовала агентурная группа советских разведчиков под собирательным названием "кембриджская пятерка", среди которых был и Ким Филби. Эта группа получила такое название потому, что все они в разное время были студентами университета в Кембридже. К славной когорте разведчиков принадлежал и Джон Кернкросс, который в годы войны как человек, хорошо знавший немецкий язык и обладавший математическими способностями, стал сотрудником английской дешифровальной службы Блечли парк.

В печати проходили сведения, что еще в 1938 году польский инженер, работавший ранее на немецком секретном предприятии, выпускавшем шифровальные машины "Энигма", собрал аналог этой машины для англичан. Англичане держали в строжайшем секрете существование "Энигмы", которая давала возможность дешифровать немецкие радиограммы. Одним из дешифровальщиков работал Джон Кернкросс.

Именно он периодически передавал нашей лондонской резидентуре расшифрованные радиограммы. От него и Филби и поступило в резидентуру расшифрованное сообщение о целях планировавшегося немецкого наступления под кодовым названием "Цитадель".

После разгрома немецких войск под Сталинградом руководство фашистской Германии предпринимало отчаянные попытки к возвращению стратегической инициативы.

К середине апреля гитлеровским командованием и был разработан план наступления на советско-германском фронте. Фашисты избрали для этого Курский выступ, образовавшийся к концу марта 1943 года в ходе зимне-весеннего наступления советских войск и глубоко вдававшийся в расположение немецких армий. Главные удары предполагалось нанести: первый — из района южнее Орла силами группы армий "Центр" под командованием генерал-фельдмаршала Г. Клюге и второй — из района севернее Харькова силами группы армий "Юг" под командованием генерал-фельдмаршала Э. Манштейна. Направление обоих ударов немецких войск было на Курск.

Вот выдержки из документа немецкого военного командования, переданного в Москву резидентом НКГБ в Лондоне: "Основная концентрация сил противника, которые, очевидно, были еще некоторое время тому назад на северном фланге группы армий "Юг", может быть ясно определена в основном районе будущих операций: Курск-Суджа-Волчанок-Острогожск..." "Для противодействия осуществлению плана "Цитадель", — сообщало немецкое командование, — противник располагает приблизительно 90 соединениями, находящимися к югу от линии Белгород-Курск-Малоархангельск… В настоящее время трудно предугадать, попытается или нет противник избежать угрозы окружения путем отхода на восток, которая последует за прорывом основных участков на линии фронта Курск-Белгород-Малоархангельск...Можно предполагать, что в случае переброски подкреплений в районе севернее фронта группы армий "Юг" и с началом продвижения стратегических резервов к линии фронта или их слияния в более крупные соединения наступательные действия противника станут более реальными, однако и при этом условии ему не удастся даже предупредить выполнение нами плана "Цитадель".

Получение этих сведений требовало тщательной проверки. Начальник Генерального штаба А.М. Василевский принял меры по организации разведки противника на участках Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов. Велась усиленная авиационная и войсковая разведка. Центральному штабу партизанского движения было дано задание выяснить наличие и расположение резервов в глубине войск противника, ход перегруппировок и сосредоточения войск, перебрасываемых из Франции, Германии и других стран. И результаты этой работы не замедлили сказаться.

23 июня 1943 года из Четвертого разведывательно-диверсионного управления НКГБ СССР в Разведывательное управление Генштаба Красной Армии поступило следующее сообщение: "По поступившим данным, немцы предполагают начать наступление на Восточном фронте с города Орла в направлении города Елец и в дальнейшем на город Пензу. С городов Курска и Харькова наступление должно развиваться на Воронеж, Белгород и Малоархангельск с задачей окружить и уничтожить группировку наших войск, которые в настоящее время находятся на этом участке фронта".

Кроме того, из отряда Медведева от разведчика Н.И. Кузнецова поступили данные, что немцы под Курском готовятся взять реванш за поражение под Сталинградом.

2 июля Ставка сообщила командующим Центральным и Воронежским фронтами, что наступления следует ожидать с 3 по 6 июля. И наконец, захваченные во время операции войсковой разведки пленные уточнили, что наступление назначено на 3 часа утра 5 июля. Располагая всей цепочкой данных. Верховное командование Красной Армии приняло решение о преднамеренной обороне с целью измотать силы врага, а затем разгромить его.

На этот раз немецкое командование не сомневалось в успехе. Фашистская пропаганда приняла меры, чтобы поднять дух в войсках, обещая в предстоящих сражениях безусловную победу. Как выяснилось из последующих сообщений разведки, в операции "Цитадель" были задействованы не 40, а 50 дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных, до 10 тысяч орудий и минометов, 2700 танков, свыше двух тысяч самолетов (а не одна тысяча). К бою подготовились почти 900 тысяч солдат и офицеров. Подобных битв не знала история человечества.

К этому времени в составе действующей армии СССР было свыше 6,4 миллиона человек, более 9500 танков, 2200 боевых установок полевой реактивной артиллерии, почти 8300 боевых самолетов. Значительная их часть скрытно была подведена к местам будущего сражения. В целом количественно и качественно советские войска превосходили противника. Советское Верховное главнокомандование в своих руках, таким образом, имело все необходимое, чтобы решительно и твердо взять в свои руки стратегическую инициативу.

Общее руководство советскими войсками на месте битвы было возложено на маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова. Он вспоминал: "Обсуждая в Ставке Верховного Главнокомандования план действий наших войск, мы пришли к выводу о необходимости построить прочную, глубоко эшелонированную оборону на всех важнейших направлениях ...".

К словам Г.К. Жукова следует добавить, что ни этот раз командование уже не сомневалось в точности данных, предоставленных разведкой.

"В этот ответственный момент, — писал А. Василевский, — советское командование предъявляло особые требования к органам разведки. И нужно сказать, она была на высоте и неплохо помогала нам. Как ни стремился враг держать в тайне планы своего наступления, как ни отвлекал внимание советской разведки от районов сосредоточения основных своих ударных группировок, нашей разведке удалось не только определить общий замысел врага на летний период 1943 года, направление ударов, состав ударных группировок и резервов, но и установить время начала фашистского наступления".

Основываясь на данных войсковой разведки и на показаниях пленных, наши войска, не ожидая артподготовки, опередили врага и сами начали контрартподготовку в 2 часа 20 минут.

В ходе развернувшегося сражения план советского командования был успешно реализован. Обескровив ударные группировки врага в оборонительном сражении и создав этим благоприятные условия, Красная Армия перешла в контрнаступление, а затем и в общее стратегическое наступление.

Курская битва в период с 5 июля по 23 августа 1943 года закончилась полной победой Красной Армии, разбившей 30 отборных немецких дивизий, в том числе 7 танковых.

Курская битва ознаменовала собой завершение коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, начало которому было положено в битве на Волге. В Москве прозвучали первые победные салюты. Красная Армия окончательно закрепила за собой стратегическую инициативу. Немецкое командование было вынуждено отказаться от наступательной стратегии и перейти к обороне на всех фронтах Великой Отечественной войны.

Теперь можно понять, почему Ким Филби, в последние годы живший в Советском Союзе и издавший в 1980 году свою книгу "Моя тайная война", приятно волновался, когда речь заходила о Курской битве, победа в которой Красной Армии означала ожидаемую, но теперь уже несомненную, окончательную победу Советского Союза и его союзников над коричневой чумой, охватившей почти половину земного шара.

Сведения из Лондона, слаженная работа закордонных разведчиков и тех, кто участвовал в партизанской борьбе, помогли выиграть величайшую битву всех времен, спасли сотни тысяч жизней советских воинов.